Почему за Baring Vostok вступилось так много предпринимателей

За четверть века работы в России фонд заработал себе репутацию идеального инвестора
Baring Vostok Capital Partners – компания недели /Andrey Rudakov / Bloomberg via Getty Images

«Яндекс», Ozon, «Вкусвилл», «Тинькофф банк», Европейский медицинский центр, «Сладко», «СТС медиа», Avito – что объединяет эти и десятки других компаний? В них в разное время инвестировали фонды Baring Vostok Capital Partners (BVCP), ей обязаны успехом многие из них. Они помогли «Яндексу» стать отдельной компанией, потом прибыльной компанией и помогают «взрослеть» дальше – это отзыв Аркадия Воложа на сайте BVCP.

Это без преувеличения символ прямых инвестиций в Россию, старейшая и крупнейшая компания отрасли. Почти за четверть века работы в России BVCP вложила в 80 компаний $2,8 млрд. Но прямые инвестиции – штучное производство, в год фонды компании входят максимум в четыре проекта.

И вот этот по своей сути тихий бизнес неожиданно оказался в центре скандала. Шесть менеджеров Baring и ее компаний во главе с основателем и старшим партнером Майклом Калви арестованы по обвинению в мошенничестве на 2,5 млрд руб.: якобы они ввели в заблуждение партнеров по банку «Восточный» и заменили на его балансе один актив на почти ничего не стоящий.

Поверить в это непросто. По крайней мере участники рынка со стажем, многие годы знающие Калви, не могут. Всякое, конечно, бывает: люди, десятилетиями считавшиеся образцом для подражания, порой оказываются мошенниками, а компании – пирамидами или прачечными. Но, судя по акту проверки «Восточного» Центробанком, проблемы банка почти на порядок больше спорных 2,5 млрд руб. Так что вряд ли этот эпизод – истинная причина случившегося.

Претенденты на деньги BVCP должны соответствовать 10 критериям. Команда менеджеров со схожим с BVCP пониманием перспектив и мотивацией; четкая бизнес-идея; долгосрочные лицензии; сильные бренды; лидирующая позиция в отрасли; конструктивные взаимоотношения с властью; прозрачная финансовая ситуация, без чрезмерных долгов; безубыточная основная деятельность либо возможность ее достижения в течение года; потенциал роста инвестиций не менее чем в 3 раза; возможность для фондов помочь в росте. «Восточный» соответствует большинству: кризис и падение доходов населения, конечно, потрепали банк, занимавшийся розничным кредитованием, но план был четкий: объединение с двумя банками Артема Аветисяна и «МСП банком» ВЭБа для создания банка поддержки малого и среднего бизнеса – идею Аветисяна одобрил сам Владимир Путин. И хоть она не реализовалась, отношения с властью у Аветисяна оказались куда конструктивнее, чем у его «американских партнеров».

BVCP удавалось избежать больших конфликтов. Пара рейдерских атак в середине нулевых, которые удалось отбить, за 25 лет не в счет. Аккуратны, спокойны, договороспособны – так характеризует BVCP его партнер, проработавший с фондом более пяти лет. «Они замучили нас своей дотошностью: тут уточните, там добавьте, здесь поясните», – описывает он подготовку к сделке. И лишь по прошествии времени стало понятно, как им тогда повезло с партнерами: BVCP – идеальный финансовый инвестор в чистом виде, говорит бизнесмен: «Они никогда не лезли в операционное управление, не старались установить контроль, все вопросы, предложения обсуждали, как это положено в серьезных компаниях, на совете директоров».

Державший счета королевской семьи банк Barings, создавший BVCP в середине 90-х гг., вскоре разорился из-за трейдера-мошенника. Выкупив компанию в 2004 г., менеджеры сохранили бренд. Можно, конечно, сказать, что «как вы лодку назовете, так она и поплывет», но хочется верить, что BVCP переживет это и продолжит зарабатывать, поддерживая правильные проекты.