Статья опубликована в № 4760 от 22.02.2019 под заголовком: Пять лет под знаменем майдана

Как украинская революция 2014 года изменила прежде всего общество, а не власть

Политолог Георгий Чижов о том, как изменилась Украина после свержения Януковича

Чем дальше в историю уходит от нас победа евромайдана, тем сложнее объективно оценить и разложить по полочкам ее последствия. Парадоксально? Ничуть не более, чем современные украинские реалии.

Украина оказалась страной трудно постижимых парадоксов. Четвертый год непрерывного экономического роста нарастающими темпами сопровождается разговорами о грядущем крахе экономики. Тотальное недоверие к политикам стимулирует все большую политизацию общества. Наибольшее неприятие вызывают те реформы, которые, по сути, еще не начинались.

Ровно пять лет назад Виктор Янукович покинул Киев. Попросту бежал, даже не успев забрать из резиденции в Межигорье часть своих сокровищ, уже упакованных в ящики. Еще никто официально не ставил под сомнение его президентские полномочия, еще возглавляли силовые структуры его верные люди. Но все уже поменялось. Власть пролила кровь граждан. По хладнокровному ли решению, по недоразумению, из-за эксцесса исполнителя – не играло никакой роли. Вряд ли президент воспринял всерьез гражданское общество, но чутьем понял: прощения ждать не стоит, путь назад заказан. Тяжелая страница истории с шумом перелистнулась.

События пятилетней давности называются в Украине революцией достоинства (укр. революція гідності). И как бы ни казалась эта формулировка похожей на идеологический штамп, в ней содержится ключ к произошедшему. Собственно, революцией достоинства был уже первый, «оранжевый» майдан 2004 г. И вне зависимости от того, какие вопросы решали между собой тогда (и впоследствии) элиты, обычные люди вышли защищать свое достоинство, свою честь. Защищать от государства, которое явно и цинично смухлевало на выборах и тем самым перешло красную черту, вторглось в глубоко ценимую украинцами сферу личной свободы.

Похожая, пускай даже подсознательная мотивация подняла протестующих и в 2013 г. А отказ Януковича от евроинтеграции, жестокий милицейский разгон молодежи и проч. стали лишь триггерами, электрическими искрами в насыщенном парами бензина помещении. Второй раз за десятилетие украинская власть недооценила фатальную значимость вопроса чести.

Отстоять свою честь и достоинство украинцам удалось. И это главный положительный итог случившегося пять лет назад. Резко выросшая роль и субъектность гражданского общества: мощный сектор НКО, независимые общественные советы при правоохранительных ведомствах, гражданский контроль во многих сферах – это прямое наследие майдана. Не от желания чиновников иметь за своей спиной проверяющего – от понимания власти и бюрократии, что пренебрегать достоинством граждан слишком рискованно.

В остальном результаты последних лет противоречивы и неоднозначны. Накануне очередных президентских и парламентских выборов (как обычно, судьбоносных) в воздухе витает разочарование. Кто-то был обречен на него заранее, ожидая после победы революции немедленных чудес. Кто-то устал от политики и понимает лишь, что его личный и средний уровень жизни все еще заметно ниже того, что был при Януковиче. Кого-то угнетает сохранение прежних коррупционных практик и прежних лиц у кормила власти.

Когда лидеры оппозиционных парламентских фракций образца 2013 г. – Арсений Яценюк, Виталий Кличко и Олег Тягнибок – поднимались на трибуну майдана, протестующие видели в них вовсе не своих вождей, но лишь тех людей, которые могли вести переговоры с тогдашней властью. И триумфальный успех Петра Порошенко на президентских выборах 2014 г. стал отчасти следствием того, что во время революции он держался немного особняком и вопреки своей биографии производил впечатление наименее встроенного в систему. Но смены политических поколений не произошло, и Украина вошла в нынешний предвыборный год с претендентами на лидерство, которые уже полтора-два десятилетия определяют ее политическое лицо.

Запрос на новых людей в политике колоссален, однако похоже, что парламент осенью будут формировать старые политические силы. В результате многие украинцы готовы голосовать на президентских выборах за шоумена и актера комического жанра Владимира Зеленского, пробившегося в верхние строчки президентского рейтинга. Вот только можно ли считать его настоящим новым? Не замеченный прежде ни в политических амбициях, ни даже в гражданской активности, а всего лишь сыгравший в популярном телесериале «Слуга народа» роль простого человека, случайно ставшего президентом, Зеленский может оказаться ширмой для давно известных игроков.

Порой создается ощущение, что украинские политики не вполне понимают, насколько за последние пять лет поменялось общество. Власть имущим по-прежнему удается врать, воровать и брать взятки, но это уже не считается естественным и нормальным. Хотя формирование целой системы специализированных антикоррупционных органов (национальное антикоррупционное бюро, агентство по предотвращению коррупции, специальная прокуратура и суд) и сопровождается скандалами, чиновники все чаще попадают под подозрение. Заработала система обязательного публичного декларирования доходов и имущества государственных служащих и депутатов. Выполнение политиками своих обещаний подвергается мониторингу сразу нескольких общественных инициатив.

Общество стало жестче и в чем-то черствее. Последняя война украинцев до революции достоинства окончилась 15 февраля 1989 г. с выводом советских войск из Афганистана. И от систематического насилия здесь до поры отвыкли. Избиение четырехсот протестующих в начале массовых выступлений вывело в центр Киева около полумиллиона возмущенных украинцев, а гибель сотни людей на исходе революции казалась немыслимой ценой, заплаченной за победу. Но после того, как война на востоке страны набрала обороты, обществу пришлось столкнуться и с совершенно иным масштабом потерь, со своего рода девальвацией человеческой жизни.

Националистическая угроза, которой не без успеха пугала жителей Крыма и восточных регионов власть времен Януковича, оказалась колоссально преувеличена: после торжества евромайдана националисты остались на периферии украинской политики. В 2012 г. партия «Свобода» прошла в парламент, набрав весомые 10,44% голосов избирателей – на досрочных выборах 2014 г. она не дотянула до проходного барьера. Результаты других националистических партий оказались тогда еще намного скромнее. Судя по тому, что уличные акции национал-радикалов не получают заметной поддержки, вряд ли что-то принципиально изменится для националистов и по результатам предстоящих выборов.

Начатые в 2014–2015 гг. реформы продвигаются разными темпами и с разным успехом. По мнению украинского бизнеса, в экономической сфере они явно отстают от насущных потребностей. Хотя за прошедший год либерализована сфера внешней торговли и валютный контроль, отменено, по данным правительства, более 760 устаревших нормативов и правил. За 9 месяцев 2018 г. капитальные инвестиции выросли почти на 20%, а экспорт – на 10%. Из-за разницы в уровне зарплат сотни тысяч, если не миллионы украинцев устремились на заработки в Европу. В западных областях страны говорят о реальном дефиците квалифицированных рабочих рук. Тем не менее в прошлом году в Украине построили и капитально реконструировали 957 производственных объектов, из них более 300 – это новые заводы. Зарплаты постепенно растут: владельцы предприятий вынуждены конкурировать с зарубежными работодателями.

Реформы в образовании и охране здоровья начали реализовываться на практике совсем недавно и имеют едва ли не больше противников, чем сторонников, хотя в начальной школе уже отмечаются реальные положительные результаты. Самой успешной реформой считается децентрализация – перестройка модели управления в государстве со значительным усилением местного самоуправления. Пока она привела к кратному росту местных бюджетов и масштабному строительству дорог и других объектов инфраструктуры в регионах.

Медленно и со скрипом реформируется судебная система. Внесены соответствующие изменения в конституцию, фактически заново формируется состав судов, начиная с верховного. Многие прежние судьи не проходят конкурс, либо на их пути становятся общественные советы добросовестности, которые отслеживают репутацию кандидатов в судьи, а также сопоставляют их расходы с доходами, отраженными в декларациях. Выводы советов добросовестности имеют рекомендательный характер, но игнорировать их не всегда легко.

Международные индексы по-прежнему не относят Украину к полностью демократическим странам. Здесь регулярно проходят конкурентные выборы, но фиксируется неравенство в доступе к агитации, случаи подкупа избирателей и подтасовок на местах. Свобода слова упирается в принадлежность самых влиятельных СМИ олигархическим финансово-промышленным группам – хотя критика власти во всех видах и формах заметно преобладает над попытками эту власть хоть за что-нибудь похвалить.

Революция достоинства дала Украине очень сильный толчок к изменению и развитию. Новые вызовы – война и потеря части территории и промышленности – сделали изменения неизбежными. Гражданское общество сформировалось и стало играть самостоятельную роль. Но система стремится вернуться в привычную ей конфигурацию и форму. Порой кажется, что система сильнее. Однако джинна революции обратно в бутылку уже не загнать. Украинские журналисты порой заканчивают свои статьи словами «далі буде». Это что-то вроде «продолжение следует».

Читать ещё
Preloader more