Арестант из эпохи Медведева

Михаил Абызов не был олицетворением медведевской оттепели, но теперь такой типаж властью вовсе не востребован
Евгений Разумный / Ведомости

Арест Михаила Абызова, человека эпохи Дмитрия Медведева – он не был ее олицетворением, но вполне характерным персонажем, – снова символически подводит черту под коротким периодом новейшей истории, который воспринимался как что-то вроде оттепели, пусть краткосрочной и не оставившей заметного наследия. Бизнесмен во власти, приглашенный работать над проектом повышения открытости этой власти, – все это кажется сейчас пережитками давно прошедшей эпохи. Зато коммерческое дело в формате уголовного, разработка ФСБ, обвинение прямо в пресс-релизе СКР о возбуждении дела, ночной допрос, камера с соседом, подозреваемым в убийстве, – это, напротив, выглядит современно и узнаваемо.

Открытое правительство, детище президента Медведева, ликвидированное президентом Путиным, было больше символом перемен, чем их содержанием. Базирующееся на заимствованной из практик западных демократий идее вовлечения гражданского и профессионального сообщества в дело принятия и реализации решений на государственном уровне, оно должно было обозначить принципиальную заинтересованность государства в таком сотрудничестве – и правильные слова об этом тогда говорил и сам Путин. Назначение Абызова, к тому времени вполне состоявшегося бизнесмена, на пост министра без портфеля выглядело вполне уместным кадровым решением, хотя впечатляющие доходы и выделяли его из общего массива правительственных чиновников.

Вы видите часть этого материала
Подпишитесь, чтобы дочитать статью
Подарки за годовую подписку