Статья опубликована в № 4783 от 28.03.2019 под заголовком: Арестант из эпохи Медведева

Арестант из эпохи Медведева

Михаил Абызов не был олицетворением медведевской оттепели, но теперь такой типаж властью вовсе не востребован

Арест Михаила Абызова, человека эпохи Дмитрия Медведева – он не был ее олицетворением, но вполне характерным персонажем, – снова символически подводит черту под коротким периодом новейшей истории, который воспринимался как что-то вроде оттепели, пусть краткосрочной и не оставившей заметного наследия. Бизнесмен во власти, приглашенный работать над проектом повышения открытости этой власти, – все это кажется сейчас пережитками давно прошедшей эпохи. Зато коммерческое дело в формате уголовного, разработка ФСБ, обвинение прямо в пресс-релизе СКР о возбуждении дела, ночной допрос, камера с соседом, подозреваемым в убийстве, – это, напротив, выглядит современно и узнаваемо.

Открытое правительство, детище президента Медведева, ликвидированное президентом Путиным, было больше символом перемен, чем их содержанием. Базирующееся на заимствованной из практик западных демократий идее вовлечения гражданского и профессионального сообщества в дело принятия и реализации решений на государственном уровне, оно должно было обозначить принципиальную заинтересованность государства в таком сотрудничестве – и правильные слова об этом тогда говорил и сам Путин. Назначение Абызова, к тому времени вполне состоявшегося бизнесмена, на пост министра без портфеля выглядело вполне уместным кадровым решением, хотя впечатляющие доходы и выделяли его из общего массива правительственных чиновников.

Но красивая история оказалась короткой. Спустя пару лет после создания, когда следы общественного недовольства – призраки Болотной площади – растворились в потоках крымского энтузиазма, открытое правительство уже не было любимой игрушкой премьера, а еще через три года, к моменту, когда Путин заступил на четвертый срок, исчезла необходимость и в декорациях – и открытое правительство было упразднено за ненадобностью, как за ненадобностью растворились в новых реалиях и другие инициативы президента Медведева. В этом смысле арест Абызова по подозрению в банальном мошенничестве, отягощенном созданием преступного сообщества, – еще одна демонстрация прекращения «бесплодных мечтаний» тех времен, отмечает политолог Андрей Рябов.

Но это жирная точка в финале не только карьеры во власти самого Абызова. Бизнес как кадровый ресурс в целом уже не востребован, теперь перспективны стопроцентные чиновники, кадровые бюрократы с вкраплениями друзей (а также их детей) и охранников. Да и само бизнес-сообщество больше не претендует на роль равного партнера государства, не решаясь даже за закрытыми дверями произносить в присутствии первого лица имена жертв новых времен.

Символы перемен, оказавшиеся по большому счету их имитацией, обречены на недолгую жизнь. Команда, объединенная лишь имитационными символами, обречена распасться, и громких сожалений, скорее всего, не будет – вот и капитан команды ограничивается лишь переданной пресс-секретарем репликой, что он «был проинформирован».

Топ-менеджер, бизнесмен, чиновник. Карьера Абызова в фотографиях

Пока никто не прокомментировал этот материал. Вы можете стать первым и начать дискуссию.
Комментировать
Читать ещё
Preloader more