Статья опубликована в № 4783 от 28.03.2019 под заголовком: Цитата недели: «Являясь владельцем офшорных организаций, [Абызов] создал и возглавил преступное сообщество».

Почему идеи открытого правительства не прижились в России

Арест Михаила Абызова подводит итог работы одного из самых амбициозных проектов Дмитрия Медведева
«Являясь владельцем офшорных организаций, [Абызов] создал и возглавил преступное сообщество»
Следственный комитет, пресс-релиз

Задержание Михаила Абызова породило в соцсетях шутку про закрытие открытого правительства – одного из самых громких проектов президента Дмитрия Медведева. Формально открытого правительства не стало еще год назад, когда Абызов не был переназначен министром, а профильная правительственная комиссия, куда входили Медведев, Абызов и эксперты, была ликвидирована. Но именно задержание бывшего министра фактически подводит черту под проектом.

Объявив в октябре 2011 г. о создании открытого правительства, Медведев заявил ни много ни мало о необходимости преодолеть кризис доверия в отношениях общества и власти. Открытое правительство должно было стать площадкой, на которой рассматриваются важные инициативы до их утверждения и которая бы сама стала инициатором реформ. У проекта был и политический подтекст – на фоне массовых протестных митингов власть дала понять, что готова работать с теми, у кого есть «позитивная повестка».

Центра реформ из открытого правительства, безусловно, не получилось – Медведев уже к концу первого года работы прекратил регулярные встречи с экспертами. Однако проект не умер, и тут нужно отдать Абызову должное. Ему удалось встроить открытое правительство в бюрократическую систему, и мнение экспертов, бизнеса и общественности учитывалось при подготовке многих важных документов. Например, при реформировании госзакупок и закупок госкомпаний, при внедрении стандартов открытости ведомств и публикации планов проверок бизнеса.

Одна из главных заслуг открытого правительства – начало реформы контрольно-надзорной деятельности. Уже третий год действует мораторий на плановые проверки малого бизнеса, постепенно внедряется риск-ориентированный подход. Надзорные органы публикуют проверочные листы плановых проверок, что снижает риск коррупции.

Однако в США, на опыт которых опиралась команда Абызова при запуске проекта, открытое правительство – понятие более широкое, чем просто отзывы экспертов на законы и подзаконные акты. Это готовность государства быть максимально открытым перед обществом и реагировать на его запросы. Абызовское открытое правительство проводником этих идей не стало. Именно рабочая группа под руководством министра заблокировала все важные общественные инициативы, набравшие в интернете более 100 000 голосов. Среди них – запрет для чиновников покупать автомобили дороже 1,5 млн руб., уголовная ответственность для госслужащих за незаконное обогащение и отказ от чиновничьих мигалок.

Открытое правительство – это и этические стандарты поведения госслужащих. Но Абызов говорил, что не видит ничего страшного в совместном времяпрепровождении вице-премьера Сергея Приходько и миллиардера Олега Дерипаски на яхте бизнесмена. Ведь если бизнесмен может по-дружески подвезти чиновника на автомобиле, то и на яхту тоже может пригласить, считал Абызов. За рубежом такой комментарий стоил бы ему должности, а в России – нет. Впрочем, сохранил ее, как и свободу, он ненадолго.

Не будет Абызова – не будет и открытого правительства – так чиновники отвечали год назад на вопрос, что может случиться с проектом после смены правительства. Так и получилось. И это говорит о том, что как институт открытое правительство в России не состоялось.

Пока никто не прокомментировал этот материал. Вы можете стать первым и начать дискуссию.
Комментировать
Читать ещё
Preloader more