Статья одинаковая, приговоры разные

Социально близкие и аполитичные фанаты получают штрафы за то, за что фигуранты «московского дела» отправлены в колонии
Евгений Егоров / Ведомости

Разительное отличие мер наказания за неопасное насилие против правоохранителей для участников летних акций протеста и футбольных болельщиков наглядно демонстрирует существование в стране параллельных систем правосудия для оппонентов власти и аполитичных граждан. Применение репрессивных законов, использующихся прежде всего против «политиков», вызывает раздражение обывателей – но может привести и к их политизации.

В понедельник Петроградский райсуд Петербурга приговорил болельщика «Зенита» Артема Прохорова к штрафу в 20 000 руб. за применение неопасного для жизни насилия в отношении представителя власти. Как сообщил Telegram-канал объединенной пресс-службы судов Петербурга, он осужден за удар «в область лица», нанесенный сотруднику Росгвардии во время матча «Зенит» – «Краснодар». Вынося приговор, суд учел, что Прохоров – многодетный отец и что в момент совершения преступления он был пьян. Ранее за такие же действия во время того же матча суды приговорили двух болельщиков «Зенита» к штрафу в 15 000 руб. и году колонии-поселения.

Фанатов осудили по той же части 1 статьи 318 УК, что и пятерых фигурантов «московского дела». Если исключить Павла Устинова, которому Мосгорсуд заменил 3,5 года реального лишения свободы годом условного, то налицо разительное отличие и уровня примененного против сотрудников полиции и Росгвардии насилия (в «московском деле» речь шла о касании забрала шлема, хватании за руку, броске урны и распылении газа), и соразмерности наказания вине (по иронии судьбы и митинг, и игра «Зенит» – «Краснодар» случились в один день – 3 августа). Митинговавшие получили от 2 до 3,5 года реального лишения свободы за символическое (если исключить распылившего газ Ивана Подкопаева) покушение на росгвардейцев. Болельщики за реальные удары правоохранителям отделались штрафами или годом колонии-поселения с относительно мягким режимом содержания.

И дело вряд ли только в широком спектре мер наказания, предусмотренных ст. 318 УК. Ключевая причина различия в суровости приговоров, вероятно, в разнице между «бытовыми» и «политическими» мотивами действий. Относительная мягкость к болельщикам и суровость к митингующим означают, что первых власть считает «социально близкими», а вторых – «социально чуждыми».

Впрочем, и сами фанаты недовольны тем, что их судят по тем же статьям, что и «политических» (хотя, конечно, можно спорить, насколько аполитичны питерские болельщики, запомнившиеся кричалкой «Губернатор – жлоб!», адресованной предыдущему губернатору Георгию Полтавченко). Когда в октябре 2019 г. трех болельщиков «Зенита» оштрафовали на 10 000 руб. в Екатеринбурге за нарушение правил проведения массовых акций – шествие к стадиону на игру с «Уралом» (ст. 20.2 КоАП часто применяют против активистов), один из наказанных написал во «В контакте»: «Если фанатов каждый раз будут ставить в один ряд с навальновскими пионерами, судить по одним статьям <...> то мы глазом не успеем моргнуть, как аполитичная молодежь сделает свой выбор, к которому их подталкивают действия власть имущих».