Зачем России Африка

Стремление восстановить экономические связи логично, но попытка вернуть еще и политическое влияние советского образца стране едва ли по силам
Akintunde Akinleye / REUTERS

Стремление России восстановить и укрепить отношения со странами Африки логично с учетом ее растущего значения как источника ресурсов и рынка инфраструктурных и промышленных проектов, однако Москва запоздала с возвращением – да и заявления Кремля выглядят попыткой вернуть России в Африке статус СССР в отсутствие достаточных ресурсов и идей.

В среду в Сочи открывается саммит «Россия-Африка» и экономический форум, в котором планируется участие руководителей 43 африканских стран и представителей бизнеса. Важность мероприятия подчеркивает запланированное участие Владимира Путина. Стремление России восстановить утраченные после распада СССР связи с государствами Африки заслуживает одобрения. Стремительное увеличение населения Африки вызывает рост потребительского рынка и запрос на инфраструктурные проекты, необходимость развивать образование и здравоохранение. На континенте обнаружены значительные месторождения углеводородов, алмазов, золота и редких металлов.

Вопрос в целеполагании. Многие страны Африки отличаются специфичными системами государственного и социального устройства, обусловленными сложными межплеменными отношениями, замороженными и продолжающимися межэтническими и межконфессиональными конфликтами. Бизнес-проекты в Африке требуют детальной экспертизы и нередко контактов на правительственном уровне для решения вопросов безопасности и взаимодействия с чиновниками. Помощь отечественным предпринимателям в экспертном и политическом обеспечении их проектов, подготовка африканистов, расширение экономических связей с ключевыми государствами региона были бы полезным итогом саммита.

Но Москва не ограничивает повестку саммита экономикой. В интервью ТАСС накануне саммита Путин напомнил о роли СССР в развитии стран Африки в XX в. и пытался представить Россию, готовую развивать проекты на взаимовыгодной основе, альтернативой неназванным странам Запада, которые «прибегают к давлению, запугиванию и шантажу правительств суверенных африканских стран» и хотят вернуть доминирующие позиции в бывших колониях ради сверхприбылей в ущерб экологии. Но сейчас бичевание неоколониализма вряд ли уместно, а негуманное обращение с природой более характерно для китайских компаний. Кремль опоздал с возвращением в Африку: российские инвестиции несопоставимы с китайскими (более $100 млрд только в 2010–2017 гг.) и европейскими, а список выгодных предложений Москвы ограничен: оружие, сотрудничество в ядерной энергетике, транспорт. Попытка выглядеть Советским Союзом не подкреплена ресурсами и может подтвердить статус великой державы разве что в глазах внутренней аудитории.