Чем опасны льготы для стимулирования добычи нефти в Арктике

Постоянные нарушения правил ради избранных нефтяников чреваты экономическим провалом
pixabay

Представим себе наших очень далеких предков, обсуждавших на излете каменного века, как им весь свой ресурс, силу мышц и время направить на добычу камней. Пусть на пороге бронзовый век, но, пока спрос на камни высокий, нужно их все быстрее добыть и «заработать». Тогда, вероятно, эти далекие предки остались бы в каменном веке. И закончился он не потому, что закончились камни, как заметил бывший министр нефти Саудовской Аравии Ахмед Заки Ямани.

Российские власти из нефтяного века уходить не намерены. Скупые на использование ограниченного бюджетного ресурса, они проявляют щедрость в исключительных случаях, особенно если денег просит главный исполнительный директор «Роснефти» Игорь Сечин. Тратить бюджетные деньги (а незаработанный пенни – это потраченный пенни) они готовы, чтобы освоить залежи нефти и газа в Арктике в будущем – пусть даже не известно, сколько их потребуется в этом будущем. А нужны они будут все меньше и меньше: сами чиновники признают, что уже в 2030–2040 гг. пик спроса на нефть сменится его падением. И если компании и власти других стран стремятся избавиться от зависимости от доходов от продажи нефти, наращивая инвестиции в возобновляемые источники энергии, Россия все еще придерживается стратегии – вложить триллионы рублей, чтобы добыть и продать все, что есть. Но будет ли кому эту нефть продать?

Ради этой цели чиновники готовы поступиться даже главным достижением последних лет: макроэкономической стабильностью и бюджетным правилом, которое, похоже, и было создано, чтобы его нарушать. Оплачивать расходы на создание инфраструктуры, необходимой для добычи нефти в Арктике, чиновники решили за счет средств фонда национального благосостояния (ФНБ), созданного как раз для снижения зависимости экономики от нефти.

Один из вариантов финансирования таких расходов и выпадающих доходов – не зачислять в ФНБ часть сверхдоходов от одного крупного месторождения, рассказывали «Ведомостям» федеральные чиновники. Если компания [«Роснефть»] будет тратить деньги на инфраструктуру в Арктике, такие расходы можно будет частично вычесть из НДПИ, который выплачивается с добычи нефти на Ванкорском месторождении, это квазифинансирование из ФНБ, объяснил директор департамента Минфина Алексей Сазанов. Хотя прямо цена отсечения правила меняться не будет, это все равно можно считать нарушением бюджетного правила: часть сверхдоходов попадет не в резервы, а в экономику, которую правило как раз должно защищать от нефтяных доходов свыше $40/барр.

Это не первый случай, когда российские власти готовы закачать нефтяные сверхдоходы в экономику – например, компенсировать нефтяникам сдерживание цен на бензин, финансировать инфраструктуру (увеличив дефицит бюджета для создания Фонда развития). Даже в решении, как тратить накопленное, власти пошли против логики правила: вкладывать деньги внутри страны, а не за рубежом, что может повлечь риски для стабильности экономики, предупреждал Центробанк. В то время как на более важные задачи – повышение реальных доходов людей, индексацию пенсий работающим пенсионерам, развитие новых секторов экономики, независимых от сырьевых товаров, – у чиновников денег и желания нет, ради нефтяников они готовы распаковывать резервы и нарушать бюджетные принципы. Власти уже давно привыкли выставлять счет за допущенные ими ошибки населению, но, если страна останется в нефтяном веке, следующий счет может оказаться для людей неподъемным.