Политическое языкознание

Русский язык остается для российской власти вопросом в первую очередь политическим
Денис Абрамов / Ведомости

Русский язык в современной России остается важным фактором политики, внешней и внутренней, языковая почва – полем битвы прежде всего за политическое самоутверждение России.

Выступая 5 ноября на заседании президентского Совета по русскому языку, Владимир Путин заявил об угрозе русскому языку со стороны неназванных врагов – «пещерных русофобов», «маргиналов» и «агрессивных националистов», которые «искусственно, грубо» пытаются «сократить пространство русского языка в мире». Там же президент заявил о начале подготовки единого корпуса словарей, справочников, грамматик, содержащих нормы современного литературного языка при его использовании в качестве государственного языка России – не только в работе органов власти, но и в школах и СМИ. К языку журналистики тоже есть претензии, намекнул Путин.

Русский язык и его место в мире – по числу говорящих на нем он входит в мировой топ-10 – всегда были важной темой для российской власти (даже тех ее представителей, которые любят ввернуть в разговор во вполне официальной обстановке фразы вроде «мочить в сортире»). Вопросам развития и поддержки языка посвящено сразу несколько государственных программ – как для внутреннего использования, так и для внешнего. В частности, в концепции по продвижению русского языка в мире прямо сказано, что такая деятельность «является важной частью внешней политики Российской Федерации». А не названные Путиным враги русского языка, очевидно, совпадают с врагами российского государства. Не случайно похожий набор определений – националисты, неонацисты, русофобы и антисемиты – Путин употреблял, клеймя в марте 2014 г. участников «революции достоинства» на Украине. За словами о «сокращении пространства русского языка» угадывается недавний украинский закон об украинском языке как государственном, подписанный еще президентом Петром Порошенко, – он был воспринят в России как ограничение прав русскоязычных.

Но и в самой России рассуждения о состоянии русского языка воспринимаются как политический акт. Пост в Facebook известного филолога Гасана Гусейнова о примитивизации повседневной речи и языка пропаганды и СМИ – «клоачном» русском языке – вызвал настоящую травлю лингвиста как в сети, так и в лояльной власти прессе, звучали требования уволить его из Высшей школы экономики.

Такого рода заботы о русском языке отражают в первую очередь политизацию темы, а не рост озабоченности состоянием и востребованностью родного языка в мире. Любой язык – и русский в том числе – живет своей жизнью, непрерывно развиваясь и меняясь. Он был и будет одним из элементов мягкой силы, но чрезмерная политическая опека едва ли идет ему на пользу – тем более диктатура.