Академики против силовиков

Дело ФИАН вынуждает научную общественность солидаризироваться для защиты от давления правоохранителей
PhotoXPress

Преследования российских ученых заставляют научную общественность солидаризироваться для защиты от попыток давления со стороны силовиков. Академики настаивают, что развитие науки несовместимо с тотальным контролем над внешними контактами ученых и визитами автоматчиков в академические институты – в противном случае ученые могут выбрать эмиграцию.

В пятницу общее собрание Российской академии наук (РАН) – более 2000 академиков и членкоров – единогласно приняло резолюцию против действий силовиков в Физическом институте академии (ФИАН). В резолюции указано на недопустимость устрашающих действий в научном учреждении: «Появление вооруженных людей в ведущем научном институте России нельзя оправдать проведением следственных действий. Такие действия нанесли репутационный ущерб ФИАНу, всей российской науке и силовым структурам». Президент РАН Александр Сергеев назвал обращение «очень правильным».

Заявление РАН касается обыска, связанного с делом о контрабанде изделий двойного назначения компанией «Триоптикс», арендовавшей площади в здании ФИАНа. 30 октября следователи ФСБ в сопровождении автоматчиков в масках обыскали помещения института и квартиру его директора, членкора РАН Николая Колачевского, и подвергли ученого многочасовому допросу. На следующий день обыски прошли дома у руководителя «Триоптикса» Ольги Канорской, ее отец, оптик Сергей Канорский, был допрошен СКР. 14 ноября Канорские, не питая иллюзий на счет развития событий по делу ФИАНа, уехали в Израиль и получили новое гражданство.

Устроенная в ФИАНе акция устрашения выглядит очевидно чрезмерной, но едва ли случайной. В последние годы силовики привыкли к собственной безнаказанности: их не заботит эффект от маски-шоу в одном из центров мировой науки и возможный вред для имиджа России, а также последствия визита для будущих исследований и здоровья ученых.

Обыск – одно из проявлений непоследовательной госполитики в области науки: власть много говорит о технологических прорывах и одновременно подозревает ученых, требуя отчитываться о каждом разговоре с зарубежными коллегами и заводя дела о шпионаже. Резолюция РАН – это громко заданный вопрос первым лицам, что для них важнее: развитие науки или право силовиков «кошмарить» ученых.

Физики защищали коллег даже в зловещие 1930-е и 1940-е годы: руководитель ядерного проекта академик Юлий Харитон добился от Лаврентия Берии прекращения преследования физика Льва Альтшуллера, а в 1980-х ФИАН сохранял рабочее место сосланного в Горький академика Андрея Сахарова. Печально, что эти навыки оказываются востребованными и в XXI веке.