Зачем платить миллиарды за долю в «Газпроме»

Продажа акций компании анонимным инвесторам оставляет больше вопросов, чем ответов

«Не хочу я быть инженером, не хочу я быть комбайнером, я хочу быть акционером ОАО «Газпром», – пел в 2010 г. Семен Слепаков. Многого он не просил: «Хотя бы один процентик!» Спустя шесть лет предправления «Газпрома» Алексей Миллер расскажет, что лично давал разрешение на выпуск этой песни в телеэфир подконтрольного концерну телеканала: «Можно, показывайте, песня хорошая». А еще через три года «Газпром» в два этапа продаст 6,52% своих акций – почти весь квазиказначейский пакет – нескольким неназванным инвесторам. В июле 2,93% и в ноябре 3,59%. Чьи мечты при этом сбылись – неизвестно. 

«Газпром» в обоих случаях выбрал максимально непубличную схему продажи акций. Формирование книги заявок через Московскую биржу позволяет не раскрывать ни кто претендовал на приобретение доли в компании, ни кто стал ее фактическим покупателем. Единственное, что уточнял летом зампред «Газпрома» Фамил Садыгов, – 2,93% были проданы единым лотом, из 494 заявок была удовлетворена только одна. В ходе вчерашней сделки было подано 479 заявок на сумму 237,7 млрд руб., что выше рыночной оценки пакета и фактически означает: сделка состоялась. Но ни ее конечная цена, ни состав покупателей пока не известны. Оба размещения не имеют ничего общего с продажей акций в рынок и было очевидно, что они не достанутся широкому кругу покупателей, убеждены собеседники «Ведомостей» из числа инвесторов. 

Вы видите часть этого материала
Подпишитесь, чтобы дочитать статью