Зачем спасать «Мемориал»

Попытка разорить организацию штрафами может обернуться потерей большого архива документов и воспоминаний о репрессиях
Серия штрафов «Мемориалу» за отсутствие маркировки «иностранный агент» вряд ли напрямую срежиссирована Кремлем /Максим Стулов / Ведомости

Серия штрафов «Мемориалу» за отсутствие маркировки «иностранный агент» на дочерних сайтах и аккаунтах в соцсетях общества, изучающего историю массовых репрессий в СССР, вряд ли напрямую срежиссирована Кремлем – скорее это результат чрезмерного рвения региональных силовиков. Но это не меняет сути происходящего: это попытки разорить «Мемориал», бьющие в первую очередь по собранному организацией уникальному архиву документов о репрессиях.

16 декабря Тверской райсуд Москвы оштрафовал на 200 000 руб. председателя правления Международного «Мемориала» Яна Рачинского за отсутствие маркировки «иностранный агент» на канале общества в YouTube и в группе во «В контакте», на 100 000 руб. – руководителя правозащитного центра «Мемориал» Александра Черкасова за аналогичное нарушение в Twitter. Всего Роскомнадзор составил протоколы за распространение материалов организации без указания статуса иноагента на сумму 5,6 млн руб., пояснил «Ведомостям» Рачинский. Сумма штрафов (их с учетом двух новых уже 16) по судебным постановлениям – 3 млн руб., в успех апелляций в российских судах в «Мемориале» не очень верят.

История со штрафами «Мемориала» абсурдна вдвойне. Лавина претензий к организации, занятой правозащитой и изучением репрессий в СССР, больше всего похожа на месть за ее работу, миллионы штрафов – на попытку разорить «Мемориал». Большинство протоколов о нарушениях инициировало УФСБ по Ингушетии – республике, более 90 000 жителей которой стали жертвами сталинских депортаций. На сайте самого Международного «Мемориала» и правозащитного центра маркировка иноагента есть, проверка Минюста не обнаружила нарушений. Но бдительные чекисты обратили внимание, что маркировка отсутствует, например, в аккаунтах общества в соцсетях, на дочерних сайтах, а также на базе данных репрессированных и базе руководящих сотрудников органов безопасности советских лет.

Кремль не комментировал такую активность силовиков: в ноябре пресс-секретарь президента Дмитрий Песков ограничился репликой, что Кремль не следит за претензиями к «Мемориалу». Такая позиция может восприниматься на местах как карт-бланш на новые претензии.

«Мемориал» объявил сбор средств на уплату штрафов, пока собрано 1,5 млн руб. В ответ в соцсетях развернулась полемика о целесообразности краудфандинга – дескать, уплата драконовских штрафов может лишь разжечь аппетит бюрократии. Но перспектива ликвидации организации за неуплату штрафов – это большой риск для собранного «Мемориалом» большого архива документов, личных воспоминаний и исследований о репрессиях. Передать его в случае ликвидации «Мемориала» будет некому. Финансовые репрессии против «Мемориала» закончатся, уверен Рачинский, но нельзя не сожалеть о том, что деньги, которые могли пойти на новые исследования, приходится пока тратить на штрафы.