Почему дедовщина живет

Отсутствие внешнего контроля и невнимательность руководства Минобороны к проблеме не позволяют победить неуставные отношения
Важно само признание системной проблемы издевательств старослужащих и командиров над «молодыми» /PhotoXpress

Признание застрелившего своих сослуживцев солдата-срочника жертвой неуставных отношений подтвердило: победить неуставные отношения и связанное с ними насилие в Российской армии не получилось – в том числе из-за отсутствия внешнего контроля и невнимания руководства военного ведомства к проблеме.

Рядовой Рамиль Шамсутдинов, расстрелявший в октябре 2019 г. в гарнизоне Горный в Читинской области восемь сослуживцев и ранивший еще двоих, признан вместе с другими солдатами той же части потерпевшим по уголовному делу по статье о нарушении уставных правил взаимоотношений между военнослужащими, сообщили информагентства со ссылкой на адвокатов Шамсутдинова. Это не снимает с него ответственности, но может позволить переквалифицировать совершенное им преступление на менее тяжкое (с умышленного убийства на убийство в состоянии аффекта), что в перспективе может смягчить наказание.

Важно само признание системной проблемы издевательств старослужащих и командиров над «молодыми». В первые дни после расстрела Минобороны опровергало рассказы отца и адвокатов о насилии в части. Военные сначала объясняли трагедию нервным срывом Шамсутдинова, вызванным «обстоятельствами, не связанными с прохождением военной службы», затем – его сложными отношениями с сослуживцами из-за нежелания выполнять повседневные работы. А «Новой газете» Минобороны доказывало, что Шамсутдинов «неправильно понял» командира: «...В матерном наречии есть слово, которое в прямом понимании подразумевает сексуальное действо, однако на командирском языке часто применяется в переносном значении – «накажу».

В ноябре часть, где служил Шамсутдинов, расформировали, но это само по себе не может решить проблему насилия в армии. Тогда же заместитель главного военного прокурора Сергей Скребец сообщал, что с начала года насилию со стороны командиров подверглось более 100 военнослужащих и число таких случаев растет. Причина – в отношении Минобороны к проблеме. Сокращение срока службы до года в 2008 г. и инициативы министра обороны Анатолия Сердюкова – увольнение командиров за гибель и увечья солдат и разрешение солдатам регулярных звонков родным – снизили остроту проблемы, отмечает эксперт Совета по правам человека Сергей Кривенко. Однако после увольнения Сердюкова армия «закрылась»: звонки ограничены и часто проходят под контролем командования, солдату непросто заявить об издевательствах в прокуратуру, многие опасаются жаловаться. Не сбылись и надежды на военную полицию: ее подразделения не контролируют ситуацию в казармах, а первоначальное расследование нарушений дисциплины оставлено за командирами частей. Остается надеяться, что ситуация изменится из-за острой реакции на событие, как это было после трагедии Андрея Сычева, которому ампутировали ноги после издевательств «дедов» в 2006 г., и расстрела караула доведенным до отчаяния Артурасом Сакалаускасом в 1988 г.