С кем хочет говорить мэр Москвы

Если власть не готова разговаривать по делу с депутатами, ответа снова может потребовать улица
Снос киноцентра «Соловей» ( на фото ) мэр города объяснил возможностью повторения трагедии «Зимней вишни» /Максим Стулов / Ведомости

Отчет мэра Москвы Сергея Собянина перед Мосгордумой нового созыва в очередной раз показал нежелание исполнительной власти вести предметные дискуссии с расширившей свое представительство оппозицией – за счет как бюрократических ухищрений, так и малосодержательных ответов.

В среду Собянин представил в Мосгордуме отчет о деятельности городского правительства за прошедший год. «Умное» – т. е. протестное – голосование на последних выборах в городской парламент привело к существенному изменению его состава. Значительное расширение представительства оппозиции сделало Мосгордуму менее комфортным пространством для городских властей и предполагало больше неудобных вопросов для мэра.

Это проявилось ранее при обсуждении бюджета столицы: его первое чтение в конце октября продолжалось более 10 часов, а 17 депутатов проголосовали против (в прежнем созыве – 3). Исполнительная власть и лояльные ей депутаты, понимая, что Мосгордума после долгого перерыва стала местом для дискуссий, готовились снизить накал обсуждения отчета мэра. Комиссия по организации работы гордумы заранее ограничила число вопросов от фракции тремя и не согласовала вопрос от «Яблока» о том, чувствует ли градоначальник ответственность за преследования участников летних протестов, отмечала накануне депутат Дарья Беседина. Согласованные заранее вопросы позволили мэрии подготовить не столько содержательные, сколько риторические ответы, позволяющие «отбрить» оппонента, не высказавшись по существу проблемы.

Когда депутат от КПРФ Елена Янчук спросила, почему в ходе реновации планируется построить куда более высокие, чем было обещано, дома, что приводит к перенаселению районов, Собянин ответил, что средняя этажность не превышает плановую цифру в 14 этажей (на деле это означает среднее арифметическое от домов разной этажности). Снос киноцентра «Соловей» он объяснил возможностью повторения трагедии «Зимней вишни» и репертуаром, состоявшим из западных блокбастеров (что неправда). На вопрос о конфликтах вокруг планов утилизации московского мусора мэр не без раздражения ответил, что его «забавляют» протесты против мусоросжигательных заводов и полигонов, и предложил не вывозить мусор из дворов, где жители настроены против полигонов. А когда Беседина задала, несмотря на выключенный микрофон, «запрещенный» вопрос о протестах, мэр сказал, что в происшедшем виновны провокаторы, которые «погнали людей» в центр Москвы на «штурм мэрии».

Такие приемы и ответы вполне в духе первых лиц государства, которые говорят о покупке оружия в «военторге» и называют «чушью и компотом» обвинения в коррупции. Возможно, это кажется им остроумным. Однако нежелание ответить на содержательные вопросы представляющих москвичей депутатов может снова вынудить горожан выйти на улицу с требованием к мэрии высказаться по существу.