Можно ли победить телефонный терроризм

Ни власти, ни силовики не комментируют новую волну «лжеминирования»
Затянувшаяся эпидемия ложного минирования мест массового скопления людей вызывает много вопросов /Андрей Гордеев / Ведомости

Затянувшаяся эпидемия ложного минирования школ, больниц, вокзалов, судов и других мест массового скопления людей вызывает много вопросов, на которые пока никто не дает ответов. Молчание властей на фоне регулярной эвакуации важных объектов выглядит как признание отсутствия эффективных методов борьбы с лжеминерами.

Волна «телефонного терроризма», захлестнувшая в ноябре – декабре многие города России, в том числе Москву, не идет на спад. 23 декабря злоумышленники сообщили по электронной почте и по телефону, что в столице и Подмосковье заминировано несколько десятков школ, роддом, пять вокзалов, а также сетевые магазины «Перекресток», «Лента» и «Магнит». По данным источников «Интерфакса», с начала декабря в Москве было эвакуировано около 800 000 человек. Из некоторых школ и детсадов детей пришлось выводить несколько раз.

Нынешняя волна лжеминирования не первая: так, в 2017 г. было «заминировано» более 3500 объектов. «Ноу-хау» 2019 г. – обилие сообщений по e-mail, отправителей которых, похоже, не удается оперативно идентифицировать. Россия не единственная страна, которая страдает от электронных «иванов помидоровых», тем важнее проанализировать причины, провоцирующие их на новые атаки.

Массовость «минирования», похоже, исключает версию о школьниках-хулиганах, не подготовившихся к контрольной. По мнению директора Института проблем безопасности ВШЭ Александра Юрченко, сообщения и звонки о якобы заложенных бомбах могут поступать как от электронных хулиганов, которые получают удовольствие, нервируя людей и перегружая спецслужбы, так и от хакерских группировок, пытающихся действовать масштабнее. Поэтому они «минируют» объекты, чувствительные для властей и обывателей: школы, больницы, вокзалы и др. В 2017 г. директор ФСБ Александр Бортников объяснял предыдущую волну звонков лжебомбистов действиями четырех россиян, находящихся за границей. Сейчас, однако, никаких, даже политизированных версий силовики не обнародуют.

Очевидно, что борьба с лжетеррористами и их идентификация при нынешнем развитии коммуникаций сложна, она требует более тесного сотрудничества российских спецслужб с коллегами из других стран, отмечает Юрченко. Как писал РБК в октябре со ссылкой на источники, ФСБ и Минсвязи по просьбе Совбеза готовят поправки в закон о противодействии «телефонному терроризму» – в частности, предлагают обязать операторов связи по требованию спецслужбы блокировать трафик в направлении определенной страны, если с ее территории будут поступать звонки с ложными сообщениями о минировании. Это технически непросто и может «положить» и нескомпрометированные IP-адреса, да и «почтовый терроризм» так, похоже, не победить.

Примечательно молчание властей и силовиков, почти месяц не реагирующих на проблему, которая тревожит миллионы людей. Только в понедельник замдиректора департамента образования Москвы Антон Молев записал видеообращение, в котором призвал родителей не поддаваться панике. Но это скорее психотерапевтическое заявление, а спецслужбы по-прежнему молчат – это косвенно подтверждает, что эффективных мер противодействия лжеминерам пока нет.