Сергей Гуриев: Бессмысленный переворот Путина

Масштабная реформа Конституции не изменит политический режим в России – это произойдет не раньше чем Путин лишится власти
Владимир Путин готовится оставаться лидером России еще долгое время после окончания своего президентского срока /Андрей Гордеев / Ведомости

Владимир Путин, возможно, готовится оставаться лидером России еще долгое время после окончания своего президентского срока, и это никого не удивляет. В своем ежегодном обращении к Федеральному собранию он предложил дорожную карту по реформированию российских политических институтов, подразумевающую серьезное изменение Конституции. Все правительство во главе с премьер-министром Дмитрием Медведевым немедленно ушло в отставку.

Предложения Путина расплывчаты и местами сами себе противоречат. Но они дают ценную информацию о его планах после 2024 г., когда истечет его по закону последний президентский срок. В общих чертах – Путин передаст часть полномочий президента Госдуме, а также значительную, но пока не известно какую часть власти – возглавляемым им Госсовету (не упоминается в Конституции) и Совету безопасности (упоминается, но не описан в Конституции).

Другие предлагаемые изменения включают подавление конституционных сдержек и противовесов, фактическое устранение независимости судов, потерю автономии муниципалитетами и приоритет российского законодательства над международными обязательствами. В российской Конституции очень четко сказано, что только Конституционное собрание может изменить эти основополагающие принципы политической системы страны. Путин заявил, что не будет созывать его. В этом смысле его выступление – это изложение открытого и прозрачного плана государственного переворота, или, точнее, так называемого самопереворота (от испанского autogolpe), который когда-то был любимым инструментом латиноамериканских авторитарных лидеров, caudillos.

На самом деле этот переворот и масштабная реформа политических институтов не изменят политический режим в России. Согласно определению политический режим – это набор формальных и неформальных правил, определяющих выбор лидеров и политики. До этого переворота за все это отвечал Путин. После переворота ситуация останется неизменной, и он планирует так это и оставить. Как охарактеризовал это в 2014 г. председатель Госдумы Вячеслав Володин (тогда он был первым заместителем руководителя администрации президента): «Есть Путин – есть Россия. Нет Путина – нет России».

Конечно, страна будет существовать дольше. Володин имел в виду российский политический режим, созданный Путиным. Возможно, режим в конечном счете изменится, но, вероятно, не раньше, чем Путин лишится власти.

Уже давно не возникало серьезного вопроса, лишится ли Путин власти. Некоторые могли думать (или надеяться), что он решит уйти в отставку в 2024 г. Будь это так, он бы представил систему сдержек и противовесов, направленную на защиту своей безопасности и благосостояния после своего ухода.

Но, объявив о планах устранить сдержки и противовесы, Путин очень ясно дал понять, что намерен держаться за власть. Хотя остается непонятным, как он выстроит систему. Российская элита, несомненно, обсуждала варианты для Путина после того, как начался его нынешний срок в 2018 г. Например, он мог создать новое государство с Белоруссией, что позволило бы начать отсчет президентских сроков заново.

Путин решил последовать примеру Нурсултана Назарбаева, покинувшего пост президента Казахстана, но сохранившего большую часть власти. Незадолго до своей отставки тот расширил полномочия совета безопасности страны и впоследствии стал его председателем. Также он официально стал «лидером нации», имеющим право вето по всем важным назначениям.

Путин также, по-видимому, готовит основу для выбора лояльного преемника. Поэтому он предложил ужесточить требования к кандидатам в президенты: сейчас им достаточно прожить в России 10 лет – Путин хочет увеличить срок до 25 лет. Более того, он хочет исключить возможность участия в выборах для тех, кто когда-либо имел иностранное гражданство или вид на жительство в другой стране. Против кого бы ни были направлены эти предложения – возможно, против оппозиционера Михаила Ходорковского, покинувшего Россию в 2013 г., – этот человек, видимо, представляет слишком большую угрозу для его предпочтительного преемника.

Предложение отменить в России верховенство международных законов, соглашений и решений международных институтов, похоже, преследует те же цели. Европейский суд по правам человека регулярно отменяет уголовные приговоры, которые выносит контролируемая Путиным судебная система другому популярному оппозиционеру – Алексею Навальному.

С целью предотвратить сопротивление этой силовой игре Путин объявил об увеличении ежегодных социальных расходов примерно на 0,5% ВВП. Также он заменил крайне непопулярного Медведева на очень компетентного, но малоизвестного технократа Михаила Мишустина, прежде возглавлявшего налоговую службу. Мишустин удобен тем, что ему, как и предыдущим премьерам-«неполитикам» Михаилу Фрадкову (в 2004–2007 гг.) и Виктору Зубкову (в 2007–2008 гг.), не хватает харизмы, чтобы стать соперником Путина. Хотя Мишустина уважают за модернизацию налоговой системы, ему мешает стать популярным тот факт, что сборы налогов при нем сильно выросли.

Путин, кажется, предусмотрел все. Но то, что ему кажется необходимым идти на все это для защиты себя и своего потенциально преемника, подчеркивает слабость его положения. Его легендарно высокий рейтинг в декабре 2019 г. составлял скромные (для него) 64%. Лояльному преемнику вряд ли удастся хотя бы приблизиться к таким показателям.

Поэтому посыл предложений Путина не в том, что российский режим изменится. Это не так, и финансовые рынки, судя по отсутствию их реакции, осознают это. Скорее он в другом: Путин знает, что его режим устарел, и он твердо намерен сохранить его.

Автор — профессор экономики Sciensec Po, Париж.

Оригинал опубликован на Project Syndicate. Перевел Алексей Невельский