Что может и чего не может правительство Михаила Мишустина

Поставленная Владимиром Путиным задача развития экономики невыполнима – но это вина не премьера, а президента
Михаил Мишустин – человек недели /Максим Стулов / Ведомости

Новый состав правительства удивил своей монолитностью – впервые за время правления Владимира Путина в Кремле в правительстве появилась команда премьера. Отчасти это связано с тем, что формировалась она быстро, а в такой ситуации выбираешь в первую очередь своих людей, кому можешь доверять и в чьем результате уверен. В ФНС он сколотил самую профессиональную среди ведомств команду, часть которой теперь переместил в Белый дом.

Но в этом монолите есть линии разлома и слабые места. Профессионализм далеко не всегда может компенсировать недостаток аппаратного и политического опыта. Нехватка в команде политических тяжеловесов или хотя бы людей с опытом борьбы в высшей лиге может стать проблемой, когда придется воевать с лоббистами, главами госкомпаний, бизнесменами – друзьями Путина и прочими претендентами на раздувшийся стараниями Минфина бюджет. Так что пока эту роль придется выполнять Мишустину.

Настоящий тяжеловес в команде один – его первый зам и недавний помощник президента Андрей Белоусов (другой тяжеловес – вице-премьер Юрий Трутнев – всегда проходил по особой квоте). Очевидно, себя он считает фигурой равновеликой премьеру, и это может оказаться опасной линией разлома. При первом со времен Германа Грефа министре экономического развития – не экономисте (этот пост занял Максим Решетников), при Минфине, ослабленном потерей Антоном Силуановым погон вице-премьера, все бразды экономического правления достаются Белоусову – основному автору майского указа и идеологу нацпроектов. Белоусов – сторонник активной роли государства и наращивания госрасходов, противовесом выступал Минфин, добивавшийся изоляции экономики от сырьевых сверхдоходов. Но сейчас Минфин подрастерял былое могущество, и, чтобы противостоять Белоусову, ему придется укреплять союз с ЦБ.

Добиваться своего Белоусов может, используя возможность напрямую обращаться к президенту, что лишь по первости может устраивать Мишустина. Тот не любит конфликтовать, умеет договариваться и идти на компромиссы, но, если требуется, воевать умеет не хуже. И Силуанов может оказаться его важным и ценным союзником, если потребуется доказать Белоусову, что он лишь его первый зам. К тому же Мишустин должен добиться роста доходов населения и экономики, не подвергая риску ее стабильность.

Монолитность команды Мишустина была воспринята как признак получения им карт-бланша на преобразования, но она же показывает, что самостоятельной фигурой в этих преобразованиях он пока не будет – это технический премьер, без политических амбиций, но от которого ждут результата, а потому неважно, кого он берет на работу. Многие задачи будут ставиться не только Кремлем – усиливается и влияние парламента, партий, а потому горизонт целей, которых может добиться Мишустин, будет сильно ограничен рамками политической целесообразности. Но у Мишустина есть одна черта: он не только умеет добиваться своей цели, выбирая для этого наиболее эффективный из доступных способов, но и любит учиться новому. И если потребуется, то он может научиться быть политиком – для него это будет интересной игрой, а Мишустин любит играть.

Впрочем, есть еще одно и, пожалуй, самое слабое место правительства Мишустина. Невыполнимой поставленную Путиным задачу добиться развития экономики делает сам Путин. Для развития экономики нужна конкуренция, для конкуренции экономической – конкуренция политическая, для изменений в экономике – изменения в политике. А вот их-то и не будет – власть и за пределами 2024 г. после ее донастройки останется в руках Путина. И эти его планы вселяют куда больше безнадежности, чем правительство Мишустина – надежды.