Надо ли повышать требования к Сбербанку и ВТБ

Финансист Михаил Сухов о том, что принесет новый подход ЦБ к системно значимым банкам
Банк России предложил обсудить несколько инициатив: повысить требования к достаточности капитала двух крупнейших банков – Сбербанка и ВТБ /Андрей Гордеев / Ведомости

В докладе «Об определении системно значимых кредитных организаций и подходов к их регулированию» Банк России предложил обсудить несколько инициатив: повысить требования к достаточности капитала двух крупнейших банков – Сбербанка и ВТБ, уменьшить максимальный размер кредита, который может предоставить системно значимая кредитная организация (СЗКО), через пять лет перевести их на оценку рисков путем моделирования. Предложения имеют ряд заметных последствий для банковской системы и экономики, ведь на 11 СЗКО приходится более 60% активов всех банков (данные ЦБ на октябрь).

Повышение требований к достаточности капитала

Во-первых, рост минимальной достаточности капитала снижает возможности для прибыльности капитала и негативно влияет на стоимость акций. При реализации инициативы на 1 руб. капитала Сбербанк сможет иметь на 13% меньше активов, взвешенных с учетом риска, чем другие СЗКО, а ВТБ – на 4,3%. Чем меньше размер бизнеса, тем меньше прибыль банка и стоимость его акций при прочих равных условиях.

Во-вторых, после повышения требований госбанкам станет сложнее платить дивиденды в размере 50% прибыли по МСФО. При росте минимальных требований с 11,5 до 13% надбавка съест более половины запаса капитала Сбербанка (14,28% на 1.10.2019). Для ВТБ повышение требований с 11,5 до 12% продлит пограничное состояние достаточности капитала (11,18% на 1.10.2019).

Это ухудшит перспективы приватизации этих банков и ужесточит для правительства условия реализации прав акционера при перспективе контроля над Сбербанком. В то же время сдерживание прибыльности капитала двух крупнейших банков облегчит ЦБ продажу акций санируемых банков, в первую очередь «Открытия».

В-третьих, ЦБ рассчитывает, что дополнительные регуляторные требования к двум банкам создадут конкурентные преимущества иным СЗКО. Реалистичность этой гипотезы вызывает сомнения. Три СЗКО контролируются иностранцами. Материнские компании способны капитализировать «дочки» в любом размере для желаемого бизнеса. Среди оставшихся шести только «Открытие» и МКБ имеют заметный запас капитала. Не очевидно, что акционеры оставшихся четырех банков захотят нарастить капиталы.

Даже если ЦБ удастся немного перераспределить бизнес меньшим по размеру СЗКО, то от такого роста конкуренции потеряют заемщики. Меньшие СЗКО фондируются дороже, чем Сбербанк и ВТБ, поэтому стоимость кредитов для конечных заемщиков вырастет.

Необходимость реализации данной инициативы не вытекает из международных требований. По оценкам Базельского комитета, эти стандарты в России неприменимы.

Регулирование крупных кредитных рисков

Другое значимое для экономики изменение отмечено в докладе в короткой сноске: крупные кредитные риски СЗКО предлагается ограничивать без взвешивания по риску.

Системно значимые российские банки

Юникредит банк

Банк ГПБ
ВТБ
Альфа-банк
Сбербанк
Московский кредитный банк
ФК Открытие
Росбанк
Промсвязьбанк
Райффайзенбанк
Россельхозбанк
Источник: ЦБ

Материальное значение этой поправки состоит в следующем. Сейчас к кредитам, выданным «капитанам российского бизнеса» и компаниям, попавшим под санкции, применяется коэффициент 0,5. Снижение в 2 раза лимитов банков заставит многие российские компании изменить фондирование. В условиях закрытости рынков для компаний, попавших под санкции, неизбежен дополнительный спрос на господдержку.

Кроме того, максимальную величину риска (25%) предполагается ограничивать к основному, а не к совокупному капиталу. Это еще один удар как по объемам крупных кредитов, так и по конкурентным позициям некоторых банков. Исходя из данных на 1 декабря у трех СЗКО (включая Сбербанк) максимальный размер кредита заемщику снижается более чем на четверть, еще у четырех снижение укладывается в 15%.

Эти два отличия значительно сузят доступность кредита крупнейшим предприятиям. В 2019 г. корпоративный кредитный портфель банковского сектора почти не вырос. После дополнительных ограничений кредитные портфели банков начнут падать с неизбежным негативным влиянием на экономический рост.

Несмотря на то что новые требования Базеля действуют с 2019 г., они не реализованы не только в России, но еще в пяти странах. Страны идут на несоответствие и иным базельским принципам в интересах своих экономик. В США не реализовано три документа, в Китае – девять, практика ЕС также отличается от Базеля. Отклонения от стандартов не влияют на отношение к банкам этих стран, их рейтингам и возможностям для международного бизнеса.

Обязанность применения ПВР-подходов

Третья инициатива ЦБ – обязательность использования моделей для расчета регуляторной нагрузки. Общепринятый подход предполагает добровольность такого перехода.

Во-первых, затраты банка – это десятки миллионов долларов, с которыми должны согласиться акционеры. Во-вторых, никто лучше банка не определит эффективное время перехода на ПВР-подход (использование при оценке рисков внутренних рейтингов заемщиков, устанавливаемых самими банками). Модели экстраполируют опыт дефолтов на текущий портфель. Банк может поменять кредитную политику, руководство и акционеров (как, например, в санируемых банках), но все равно за прежние дефолты придется расплачиваться. Кроме того, на фоне экономического роста риск объективно снижается, а модели после кризисов будут показывать негатив, поэтому внедрение ПВР-подхода эффективно на фазе долгосрочного роста экономики.

Единственным бесспорным конструктивным положением доклада следует признать снижение значимости международной деятельности как критерия системной значимости. Быстрая реализация ЦБ этой новации обоснована и отражает реальные условия работы СЗКО.

Цели доклада – развитие конкуренции, реализация международных стандартов регулирования и оценки рисков – понятны и не имеют противопоказаний. Вместе с тем негативные последствия предложенных мер могут оказаться заметнее некоторых неочевидных выгод, что делает доклад дискуссионным не только по заголовку, но и по содержанию.

Автор – профессор Банковского института Высшей школы экономики.