Как победить вирус недоверия

После появления в России первых случаев заболевания коронавирусом власти должны быть максимально открыты, чтобы не допустить паники
Важно предупредить не только вспышку коронавируса в России, но и вспышку паники среди россиян /TASS

Два официально зарегистрированных в России случая заболевания новым опасным коронавирусом ставят ребром вопрос эффективности не только собственно санитарно-эпидемиологических мер, но и информационной политики властей. Важно предупредить не только вспышку коронавируса в России, но и вспышку паники среди россиян, и, судя по действиям и заявлениям федеральных и региональных чиновников, они это понимают. Но доверие не возникает моментально, особенно если в анамнезе несколько памятных случаев умолчания или дезинформации.

31 января службы Роспотребнадзора выявили в России двух первых зараженных новым коронавирусом – в Тюменской области и Забайкальском крае, оба граждане КНР, оба госпитализированы и находятся под наблюдением врачей. Об этом страна узнала из сделанного в тот же день заявления вице-премьера Татьяны Голиковой, которая возглавляет штаб по предупреждению завоза и распространения новой инфекции на территории России. С заявлениями о подтверждении диагноза на своих территориях выступили губернаторы обоих регионов. Региональные отделения Роспотребнадзора и областные минздравы публично отчитываются о госпитализации прибывших из Китая с признаками ОРВИ и подозрением на коронавирус. Руководство Тюменского индустриального университета, у студентки которого выявлен коронавирус, сообщает, что учебные корпуса и общежития обрабатываются каждые три часа, и проч.

Такие новости идут довольно плотным потоком, и это не менее важно, чем сообщения о прогрессе ученых в работе по созданию вакцины от коронавируса. Такой информационный фон должен создать у населения ощущение, что власти, во-первых, оценили масштаб угрозы и принимают серьезные меры по минимизации ущерба и, во-вторых, не скрывают реального положения дел. Именно дефицит официальной информации – верный способ породить панику и способствовать ее распространению. Информационная открытость властей тем более важна для стран вроде России с традиционно низким уровнем доверия власти и сравнительно высоким – межличностного доверия. Такое сочетание служит отличной питательной средой для распространения слухов, отмечали социальные антропологи Александра Архипова и Анна Кирзюк в статье «Можно ли победить фейкньюс законом». Дефицит информации о пожаре в кемеровской «Зимней вишне» в 2018 г. породил шквал слухов об «истинном» числе жертв. Не забыта и прошлогодняя история с выбросом радиации в Северодвинске из-за аварии на ракетном полигоне в Неноксе, о чем местные жители узнавали друг от друга, а не от властей.

Чиновникам важно, конечно, помнить, что общаться надо не только с Москвой и «народом вообще». Показательна история одного из двух первых заболевших коронавирусом в России – гражданина КНР Вана Юньбиня: о подтверждении диагноза он узнал из СМИ. Самому больному врачи, оперативно передавшие информацию наверх, ничего не сказали.