Гуманизм – это скощуха и только

Даже после определения Конституционного суда гособвинение не готово требовать оправдания Константина Котова, предлагая только снизить ему срок лишения свободы
Генпрокуратура в лице заместителя генпрокурора Леонида Коржинека (на фото) в кассационном представлении сочла «чрезмерно суровым» приговор активисту Константину Котову /Максим Стулов / Ведомости

Оправдание невиновного – непозволительная роскошь для государства. Невиновный может претендовать только на смягчение наказания, которое лишит его права на реабилитацию и извинения государства, а это плохой сигнал для всего общества.

Генпрокуратура в лице заместителя генпрокурора Леонида Коржинека в кассационном представлении сочла «чрезмерно суровым» приговор активисту Константину Котову, который был в 2019 г. осужден Тверским райсудом на четыре года колонии за неоднократное нарушение правил проведения митингов («дадинская» ст. 212.1 УК), и потребовал снизить наказание до одного года лишения свободы. Суды не дали «надлежащей мотивации» назначенному сроку наказания, который приближается к максимальному, указал Коржинек. Ранее прокуратура не возражала против назначенного районным судом срока и в апелляции его изменить не предлагала.

Пересмотреть дело Котова постановил Конституционный суд, который в своем определении указал, что, вынеся Котову приговор с реальным сроком лишения свободы, суды не учли позицию Конституционного суда, а именно что отправлять в колонию за нарушение правил проведения митингов (в случае Котова – одиночных пикетов) следует лишь в том случае, если вред от него был существенным, а массовое мероприятие из-за действий нарушителя утратило мирный характер. Ни того ни другого в деле Котова не было. Однако Верховный суд не стал отменять приговор Котову, как в случае с первым осужденным по ст. 212.1 УК Ильдаром Дадиным (он в результате досрочно вышел на свободу), сославшись на то, что Конституционный суд не признал ст. 212.1 УК не соответствующей Конституции. Но в случае с Дадиным это помехой не стало. В итоге дело Котова рассмотрит Второй кассационный суд – именно его Коржинек просит снизить Котову срок, но не признать невиновным.

Фактический отказ судов буквально следовать позиции Конституционного суда, неоднородность судебной практики, задержка с пересмотром дела из-за юридической эквилибристики – обстоятельства, которые не могут, конечно, не вызывать разочарования и у самого Котова, и у юридического сообщества. Но это очевидный повод для беспокойства у всех неравнодушных граждан: даже позиция Конституционного суда, получается, не в состоянии защитить гражданина от злоупотребления законом, и все, на что он может рассчитывать, – это, по язвительному определению президента Владимира Путина, «скощуха», квазивеликодушие, как бы гуманизм.

Это не просто лукавство, а вполне отчетливый цинизм. Только оправдание дает право на реабилитацию и извинения государства, а также компенсацию за незаконное уголовное преследование (Дадину присудили 2 млн руб. компенсации). Тот же, кому вместо оправдания пожалована лишь «скощуха», получает судимость. И главное: потерянные в заключении годы жизни – это та цена, которую общество платит за категорический отказ системы признавать свои ошибки.