Нет поста – нет и рейтинга

Отставка уронила рейтинг доверия Дмитрию Медведеву, простимулировать рост из-за немедийной новой должности будет непросто
На уровень доверия экс-премьеру повлияли пенсионная реформа, ассоциирующаяся с правительством Медведева /Евгений Разумный / Ведомости

В нынешней российской властной иерархии потеря чиновником крупного поста в исполнительной власти может обернуться уходом в политическое небытие, из которого, впрочем, отставника может вернуть воля первого лица. Такая система позволяет президенту свободно распоряжаться имеющимися кадрами, но не способствует повышению их личной ответственности.

Респонденты ВЦИОМа быстро отреагировали на отставку экс-премьера Дмитрия Медведева 15 января 2020 г. По данным ВЦИОМа, менее чем за месяц – с 12 января по 2 февраля – доля ответивших, что доверяют Медведеву (закрытый список из пяти фамилий), сократилась с 38,3 до 28,9%, доля недоверяющих выросла с 56,1 до 63,7%. По данным другого исследования ВЦИОМа, с открытым списком, где политиков называют сами респонденты, с конца декабря до конца января (опрос ежемесячный, данных за февраль пока нет) доля доверяющих Медведеву уменьшилась с 6,9 до 6,1%, по этому показателю он значительно уступает и президенту, и двум наиболее популярным министрам – Сергею Шойгу и Сергею Лаврову, и лидеру ЛДПР Владимиру Жириновскому. База опросов ВЦИОМа не позволяет сравнить ситуацию Медведева с рейтингами доверия другим премьерам – Михаилу Фрадкову и Виктору Зубкову – после их отставки, но тем не менее некоторые выводы сделать можно.

Не похоже, что на уровень доверия экс-премьеру повлияли, например, пенсионная реформа, ассоциирующаяся с правительством Медведева, или неубедительные ответы на обвинения Фонда борьбы с коррупцией в незаконном обогащении («Чушь, бумажки и компот»). Их негативный потенциал для рейтинга был, скорее всего, выработан, еще когда Медведев возглавлял правительство.

Такая динамика скорее говорит о другом. За редким исключением российские чиновники высшего ранга – фигуры неполитические, они, как правило, не имеют собственного веса и воспринимаются как технические исполнители воли и решений первого лица. Медведев, конечно, не просто экс-премьер – он бывший президент, но даже с такой строкой в биографии он воспринимается как зависимый от Владимира Путина человек. Доверие Медведеву (в открытом опросе) почти вдвое, до 27%, взлетело в декабре 2007 г. после его объявления преемником Путина, а в сентябре 2011 г., после объявления о рокировке, снизилось с 26,9 до 20,8%.

Перспектива быстрого снижения популярности и вероятность быстрого забвения россиянами после отставки, с одной стороны, удобны Кремлю и позволяют без напряжения проводить кадровые ротации на высшем уровне. С другой стороны, это затрудняет решение проблем общегосударственной важности: бюрократы даже высшего уровня опасаются взять на себя ответственность и ждут сигнала сверху. В случае с Медведевым просадка рейтинга едва ли понравится и «Единой России», ведь экс-премьер остается председателем партии. Но его новая должность – зампредседателя Совета безопасности – выглядит не слишком медийной, что может осложнить процесс реанимации рейтингов экс-премьера, если встанет вопрос о его возвращении в публичную политику.