Попытка против пыток

Масштаб кампании солидарности с фигурантами дела «Сети» показывает, что пытки больше не воспринимаются в обществе как что-то «отдельное», – это реальность
Дело «Сети», которое курирует ФСБ, будет непросто обернуть вспять: сопротивление системы велико /Андрей Гордеев / Ведомости

Громкие уголовные процессы резко расширяют представления граждан о том, как и за что может быть осужден обыватель, волей случая попавший в жернова правоохранительной машины. Дело Ивана Голунова продемонстрировало, как легко можно стать обвиняемым по делу о подброшенных наркотиках, история Павла Устинова – как просто попасть в колонию человеку, который оказался не в то время не в том месте, дело «Сети» – как буднично используются пытки для выбивания признаний. Каждый раз, столкнувшись с новым открытием, неравнодушная часть общества пытается отстоять жертв неправосудия, хотя опыт предыдущих кампаний не всегда свидетельствует об их эффективности. Но они важны в том числе потому, что такие дела, увы, не единичны.

Кампания солидарности с фигурантами дела «Сети» (признана террористической еще до окончания суда) стартовала задолго до вынесения приговора: одиночные пикеты проходят в Москве у станций метро каждую пятницу уже много недель. Но вынесенный военным судом 10 февраля вердикт – от 18 до 6 лет колонии в отсутствие каких-либо насильственных действий – впечатлил и многих из тех, кто не следил за процессом. Судьи не приняли во внимание заявления подсудимых о пытках во время следствия, которые заставили их оговорить себя и других фигурантов дела, жалобы на пытки остались без ответа (кроме издевательских: мол, это не следы электрошокера, а укусы клопов). Теперь о недопустимости пыток заявляют уже сотни подписавшихся сразу под несколькими открытыми письмами: ученые (больше 2700 подписей плюс 1500 – людей других профессий), кинематографисты (192), художники (163), психологи (280), учителя (955), студенты (больше 570). 17 февраля в знак солидарности с осужденными по делу «Сети» закрылись на день 13 независимых книжных магазинов – сотрудники ушли на одиночные пикеты. Очередь на такие пикеты у здания ФСБ на Лубянке в выходные растянулась на несколько сотен метров. Подписавшие открытые письма и пикетчики требуют пересмотра дела и наказания тех, кто пытками выбивал признания. Пытки запрещены ст. 21 Конституции, но мало кто считает уместным упоминать об этом в разгар анекдотической кампании по переписыванию Основного закона.

Дело «Сети», которое курирует ФСБ, будет непросто обернуть вспять: сопротивление системы велико. Но возмущение пыточными практиками – это не только про дело «Сети». Скоро возобновится суд по его петербургскому эпизоду, на финишной прямой дело «Нового величия», заявления о пытках регулярно возникают и в куда менее резонансных, но оттого не менее страшных делах. Масштаб нынешней кампании солидарности показывает, что пытки больше не воспринимаются обществом как что-то «отдельное»: если безопасность общества обеспечивается именно так, то хотя бы часть общества на это больше не согласна.