Как победить бедность в России

Директор Всемирного банка по России Рено Селигманн о важности тонкой настройки и адресности программ помощи
Бедность в России многолика, и ее сложная природа мешает достичь масштабного прогресса в деле ее сокращения /Андрей Гордеев / Ведомости

Как писал Лев Толстой в романе «Анна Каренина»: «Все счастливые семьи похожи друг на друга, каждая несчастливая семья несчастлива по-своему». Бедность в России тоже многолика, и ее сложная природа мешает достичь масштабного прогресса в деле ее сокращения. Поэтому недостаточно работать как обычно; необходимы эффективные реформы, благодаря которым страна сможет решить амбициозную задачу, обозначенную президентом Владимиром Путиным в его послании Федеральному собранию 2020 г., а именно сократить бедность вдвое к 2024 г.

В огромной России показатели бедности крайне неоднородны, особенно заметно они разнятся между городом и селом: в Москве или Петербурге уровень бедности ниже 8%, в то время как в Калмыкии он достигает 20%, а в Туве – 40%. Бедность разнообразна: так, молодая семья с тремя маленькими детьми в глухой сибирской деревне может испытывать финансовые затруднения из-за ограниченных возможностей трудоустройства и господдержки. Горожанину из Поволжья средних лет со средним же образованием может быть непросто сводить концы с концами, потому что он не располагает навыками и компетенциями, которые позволили бы ему найти нормальную работу. Одинокая жительница Подмосковья, ухаживающая за больными или нетрудоспособными родителями, может быть вынуждена выбирать между оплатой дорогостоящих медицинских услуг и квартплатой.

Мы знаем, что важнейшее условие сокращения бедности – экономический рост, хотя одного роста недостаточно. Благодаря высоким темпам роста в 2000–2011 гг. доля бедных сократилась с 30 до менее 11%, но с тех пор темпы сокращения бедности стагнируют.

Более того, в 2017 г. уровень бедности в России снова вырос до 13,2%. Согласно прогнозам Всемирного банка на основе данных Росстата, к 2024 г. он сократится лишь до 9,7%, что существенно меньше целевого показателя в 6,6%, которым оперирует правительство. По оценкам Всемирного банка, чтобы выйти на этот целевой уровень, темпы экономического роста должны подняться до 4%, что с учетом текущих прогнозов представляется маловероятным.

Ускорение темпов роста – задача сложная, но вполне решаемая. Наши расчеты показывают, что потенциальный рост в России может составить около 1,5%, однако благодаря реализации верного набора стратегических реформ к 2024 г. его можно было бы довести примерно до 2,5%. Ранее мы наблюдали аналогичное ускорение темпов роста в других странах со средним уровнем доходов: в Ирландии в начале 1970-х, в Южной Корее в начале 1990-х и в Польше в середине 2000-х гг.

Какие реформы могли бы ускорить рост в России? Мы рекомендуем такие меры, которые акцентируют увеличение объема инвестиций и повышение производительности. Россия достигла определенного прогресса, однако можно сделать гораздо больше. Так, меры, поощряющие более широкую конкуренцию, позволили бы бороться с искажениями в госсекторе. Более благоприятный деловой климат обеспечил бы защиту прав миноритарных инвесторов и позволил бы сократить число банкротств, а более пристальное внимание к инновациям могло бы способствовать привлечению большего объема частных инвестиций в НИОКР.

Такие реформы помогут малому и среднему бизнесу (МСБ), положительно скажутся на занятости и зарплатах – все это необходимо для сокращения бедности. Роль МСБ в российской экономике заметно выросла: сегодня на его долю приходится 22% ВВП и четверть всех рабочих мест. Но это все еще меньше, чем в странах ОЭСР, где МСБ обеспечивает в среднем 50–60% ВВП и дает работу 60% занятых в экономике.

В то же время необходимо признать, что наиболее нуждающиеся могут и не почувствовать эффект от более высоких темпов экономического роста. Шансы оказаться в числе бедных и не получить возможности воспользоваться плодами экономического роста выше у людей, занятых в неформальном секторе, с низким уровнем образования или хроническими заболеваниями. Если они останутся в стороне, то такой рост нельзя будет назвать всеохватным.

Показатели уровня бедности среди малоимущих семей с детьми существенно выше средних по стране, и именно эта категория больше всего нуждается в действенной социальной помощи. Адресное предоставление такой помощи в сочетании с экономическим ростом может сыграть крайне важную роль в росте темпов сокращения бедности. Назначение пособий на основании оценки нуждаемости, использование современных цифровых реестров малоимущих домохозяйств представляется существенным шагом, однако реформы не должны касаться только денежных трансфертов. Государству также следует активно бороться с зависимостью от социальных пособий и побуждать их получателей к активному участию в экономической деятельности.

«Каждая несчастливая семья несчастлива по-своему». Для кого-то самая большая проблема – невозможность найти работу или отсутствие необходимых навыков; для других – отсутствие финансово доступной медпомощи или помощи в уходе за детьми.

Что это означает для тех, кто отвечает в России за выработку политики? Это означает особое внимание к тем территориям, где крайне сложно найти работу. Это означает, что всем – и молодежи, и старшим поколениям – необходимо обеспечить доступ к качественному образованию и профессиональной подготовке. Это означает, что медпомощь и помощь в уходе за детьми должны быть доступными и приемлемыми по стоимости.

Россия располагает ресурсами – как финансовыми, так и административными – для проведения необходимых реформ. Сейчас стране нужен комплексный подход, который обеспечил бы всеохватный, инклюзивный экономический рост в интересах всех граждан независимо от того, насколько удачно складывается их жизнь. Ведь как писал в той же «Анне Карениной» Толстой: «Весна – время планов и предположений».

Автор — директор Всемирного банка по России