Что общего у дела Константина Котова и школьной игры с тряпкой

Отказ очередного суда прекратить дело – это та же передача «нечистого» предмета, но в роли тряпки – ответственность за отмену неправового решения
Дело Константина Котова никак не дойдет до той судебной инстанции, которая примет наконец решение в соответствии с позицией Конституционного суда /Максим Стулов / Ведомости

Исправление судебных ошибок в России – это акт политический, а значит, процесс трудный и долгий. Дело 35-летнего активиста Константина Котова, осужденного в 2019 г. на четыре года колонии по дадинской статье 212.1 Уголовного кодекса, никак не дойдет до той судебной инстанции, которая примет наконец решение в соответствии с позицией Конституционного суда. Тот счел, что нарушителей закона о митингах надо отправлять за решетку только тогда, когда их действия нанесли серьезный ущерб или привели к утрате акцией мирного характера. В случае с Котовым такого не было.

Такая эстафета в поисках крайнего – одна из особенностей российского правосудия. Оно очень неохотно признает свои ошибки, тем самым продлевая срок заключения человека, чье дело должно быть пересмотрено.

2 марта Второй кассационный суд общей юрисдикции отменил приговор Котову и передал дело на новое рассмотрение апелляционной инстанции Мосгорсуда, хотя мог и сам принять решение о прекращении дела. Решение стало новым туром судебного пинг-понга, суть которого сводится к передаче по инстанциям неудобного дела, вызвавшего большой общественный резонанс. При этом Второй кассационный суд не первая и, возможно, не последняя стадия в деле Котова. Первым имел возможность положить конец делу Котова Верховный суд, если бы действовал так же, как в аналогичном деле первого осужденного по ст. 212.1 УК Ильдара Дадина. Тогда, в феврале 2017 г., после постановления Конституционного суда Верховный суд отменил приговор Дадину и постановил освободить его из колонии. Однако в случае Котова Верховный суд решил, что пересмотр дела не в его юрисдикции, и передал эстафету недавно созданному Второму кассационному суду. Мосгорсуд тоже может как поставить точку в деле Котова, так и спустить дело в суд первой инстанции – до обнародования мотивировочной части решения Второго кассационного суда нельзя сказать наверняка, как именно предписано поступить с делом Котова Мосгорсуду. А суд первой инстанции, в свою очередь, может вернуть дело прокурору.

«Нам все равно, сколько инстанций придется пройти до тех пор, пока не будет принято единственно правильное решение: дело должно быть прекращено, а Котов – освобожден. Но хотелось бы, чтобы это произошло как можно раньше», – заявила адвокат Котова Мария Эйсмонт.

Эта судебная эстафета напоминает старую школьную игру, смысл которой – передача «нечистого» предмета дальше, с той разницей, что здесь по инстанциям спускается ответственность за отмену неправового решения. Пока же суд постановил держать Котова под стражей до 2 мая. Из назначенных судом четырех лет заключения Котов провел за решеткой уже полгода.