Пиррова победа Сталина

Историк Павел Аптекарь о цене и уроках советско-финляндской войны
Массированное применение тяжелойартиллерии позволило прорвать финские укрепления линии Маннергейма /РИА Новости

80 лет назад, 13 марта 1940 г., завершилась советско-финляндская война. Финляндия не выдержала борьбы в одиночку с СССР и была вынуждена подписать мир на условиях Москвы, но отстояла независимость. Военный успех и территориальные приобретения дорого обошлись Советскому Союзу: безвозвратные потери Красной армии превысили финские в 5 раз, а Финляндия стала неизбежным противником в будущей войне.

Неудачи первых недель войны с Финляндией вынудили командование Красной армии прекратить активные действия и начать подготовку нового массированного удара. К 10 февраля число советских дивизий на фронте выросло с 19 до 47, танковых бригад – с пяти до семи, появились три авиадесантные бригады, были усилены артиллерия и авиация. Группировка на главном направлении, на Карельском перешейке, усилилась с девяти дивизий до 26 и с четырех танковых бригад до шести.

К 10 февраля соединения Северо-Западного фронта (СЗФ) насчитывали 705 000 бойцов и командиров, около 5800 орудий и минометов, более 2300 танков и около 2200 самолетов. Они превосходили противника в живой силе в 6,5 раза, в артиллерии – в 12, в авиации – в 16 раз и абсолютно – в танках. Превосходство в силах на всем фронте от Финского залива до Баренцева моря было тоже впечатляющим: в 3,5 раза в личном составе, 13-кратное в артиллерии, 12-кратное в авиации. Вместе с сосредоточением войск шла напряженная боевая учеба. Комбриг Филипп Алябушев, командир 123-й стрелковой дивизии, сыгравшей одну из ключевых ролей в наступлении, писал: «То, что обнаружилось в системе укреплений противника, мы старались воспроизвести на учебном поле и тренировались в условиях, максимально приближенных к боевым: преодолевали проволочные заграждения, вели огонь по укрепленным точкам, блокировали ДОТы. Главное внимание обращали на движение пехоты за огневым валом и взаимодействие на поле боя с танками, полковой и батальонной артиллерией». Формировались штурмовые группы из танков, стрелковых и саперных подразделений для блокировки и уничтожения долговременных укреплений противника.

По утвержденному 3 февраля 1940 г. плану наступления 7-я армия наносила главный удар девятью дивизиями и пятью танковыми бригадами на участке от Муола-Ярви до Кархула. После прорыва обороны противника она должна была развивать наступление на Выборг. Задачей 13-й армии был прорыв обороны финнов севернее Муола-Ярви силами пяти дивизий и танковой бригады и продвижение на Кексгольм (ныне Приозерск). Для разрушения укреплений противника в состав СЗФ включили 13 артполков, четыре дивизиона большой мощности и железнодорожные батареи Балтийского флота.

Свинцовый шквал на перешейке

Генеральное наступление Красной армии на Карельском перешейке началось в 8.40 11 февраля залпами артиллерийской подготовки. В 11 часов передовые части рванулись вперед. Вскоре 245-й полк 123-й стрелковой дивизии занял важную высоту 65,5 и, развивая наступление, захватил пять дотов противника, успешно продвигался и соседний 255-й полк. Пехоту поддержали 1-я и 20-я танковые бригады, артиллерия и саперы. За сутки укрепрайон противника был взломан. «Люди дошли до предела стойкости, особенно в Сумма и Тайпале», – писал в воспоминаниях финский главком маршал Карл Маннергейм. Контратаки финнов парировала выдвинутая из второго эшелона 7-я стрелковая дивизия. 14 февраля ее полки продвинулись на 8–10 км в глубину обороны неприятеля. В прорыв ввели подвижную группу: 13-ю танковую и 15-ю мотострелковую бригады, которые 16 февраля ворвались на станцию Кямяря (ныне – Гаврилово), важнейший пункт снабжения финской армии «Карельский перешеек». Ставка противника вынуждена была отвести ее на тыловые позиции.

Красная армия начала преследование, но ворваться на вторую линию обороны на плечах финнов не удалось из-за их упорного сопротивления. Кроме того, в конце февраля наступление на три дня парализовала сильнейшая метель.

К началу марта СЗФ насчитывал уже 730 000 бойцов и командиров, около 6500 орудий, более 2600 танков и 2500 самолетов. Он превосходил противника в личном составе в 6 раз, в артиллерии примерно в 14, в авиации – в 20 раз. Общая численность Красной армии на финском фронте превысила 1,2 млн человек, 9000 орудий, 3500 танков и более 3000 самолетов. Советский Генштаб планировал занять Выборг и Кексгольм, прорвать оборону противника в средней Карелии и продвигаться далее на запад в глубину территории Финляндии. Финны намеревались защищать Выборг, второй в тот момент город страны, и сдерживать наступление Красной армии на других направлениях.

Начатое 4 марта наступление на Выборг развивалось медленно. Советские войска заняли большую часть города, но до окончания войны не смогли полностью очистить его от финнов. Удар с фронта дополнил выход по льду группы комкора Дмитрия Павлова в тыл обороняющимся. 6 марта части 86-й мотодивизии заняли плацдарм у Виланиеми на западном берегу Выборгского залива. Чтобы предотвратить прорыв в тыл выборгской группировки, финское командование выдвинуло к плацдарму резервы, в том числе малообученные тыловые части, и активизировало действия авиации. Однако атаки с воздуха при противодействии советских истребителей не могли пресечь переправу войск и боевой техники через залив. Финские контратаки были отражены, бои у Виланиеми поглотили часть резервов, которые неприятель рассчитывал использовать в боях за Выборг.

Наступление Красной армии вне Карельского перешейка развивалось менее успешно, однако активные действия на других направлениях не позволили финнам быстро разгромить окруженные дивизии и выделить резервы для переброски на перешеек.

От войны к миру

Боевые действия в феврале – марте показали, что советское командование отчасти усвоило уроки неудач первых месяцев войны. Оно сумело сосредоточить силы, достаточные для прорыва обороны на главном направлении, наладить обучение войск и их взаимодействие в ходе генерального наступления. Финский генерал Хюго Эквист, командовавший корпусом на Карельском перешейке, писал: «Русскими были введены 28- и 45-тонные танки (видимо, Т-28 и экспериментальные КВ. – «Ведомости»), их тактика была улучшена <...> Русские бросали в бой несметное количество средних и тяжелых танков, представлявших собой последнее слово техники».

Надежды Хельсинки на помощь извне не оправдались. Франко-британское командование медлило с разработкой операции на севере. План, разработанный к 5 февраля, предполагал высадку в Скандинавии 100-тысячной группировки союзников, но главное внимание в нем уделялось занятию месторождений стратегического сырья, на фронт предполагалось выделить всего 15 000 солдат и офицеров, что не могло резко изменить ход войны. Кроме того, Швеция и Норвегия отказались пропустить англо-французский десант, опасаясь реакции Германии. Швеция поставила Финляндии значительное количество вооружения, боеприпасов и военных материалов. Шведские бригада и авиагруппа, укомплектованные добровольцами, участвовали в боях в Приполярье, но в целом помощь Запада оказалась меньше, чем ожидали в Хельсинки. Тем не менее зарубежные поставки вооружения и боевой техники, особенно современных самолетов, зенитных и противотанковых орудий, повысили оборонительные возможности Финляндии.

Финская армия потерпела поражение в борьбе с превосходящими силами Красной армии. Из-за значительных потерь (более 26 000 убитых и 48 000 раненых) пришлось досрочно призвать юношей 1920 года рождения и резервистов 1895–1897 гг. Как отмечал Маннергейм, к началу марта в учебных центрах находилось всего 14 батальонов, ставших последним резервом командования. Когда в финской ставке удостоверились, что реальной помощи от союзников в ближайшие дни ждать не приходится, генералы рекомендовали правительству ускорить переговоры с СССР, чтобы заключить мир на достойных условиях.

В свою очередь, в Кремле понимали, что продолжение войны будет непростым. Там опасались, что финнам удастся продержаться до весны, когда наступление с массированным применением артиллерии, танков и авиации будет затруднено. Кроме того, в докладе главного управления ВВС РККА указывалось, что продолжение боевых действий могло вызвать затруднения в снабжении качественным топливом, смазочными материалами и тяжелыми бомбами. Взвесив плюсы и минусы продолжения войны, Иосиф Сталин и его окружение предпочли отложить планы завоевания Финляндии и водворения в ней просоветского правительства Отто Куусинена.

После трудных переговоров Финляндия заключила 12 марта мир с СССР, по которому она уступала Карельский перешеек с Выборгом и Кексгольмом, северное побережье Ладожского озера, территорию в Приполярье, а также полуостров Ханко и острова в Финском заливе. Советский Союз обязался вернуть район Петсамо (нынешней Печенги). Москва могла считать официальные задачи войны большей частью выполненными: граница от Ленинграда и Мурманской железной дороги была отодвинута на безопасное, как казалось ей, расстояние.

Однако эту победу можно назвать пирровой. Красная армия недосчиталась более 130 000 человек убитыми, пропавшими без вести и пленными и около 250 000 ранеными. Соотношение безвозвратных потерь личного состава оказалось 5:1 не в пользу СССР, самолетов – 10:1. Кроме того, были потеряны сотни орудий и танков. Уникальной можно назвать и ситуацию, когда проигравшая армия взяла почти в 7 раз больше пленных, чем победившая. Наконец, территориальные потери и угроза нового удара сделали Финляндию неизбежным противником СССР в предстоявшей новой войне.

Разбор полетов

Для Красной армии, ее командования и политического руководства СССР советско-финляндская война стала откровением. Она рассеяла иллюзии об исключительной боевой мощи и превосходстве ее морального духа над противником. Боевые действия против несопоставимой по численности и технической оснащенности армии на первом этапе показали слабую подготовку всех родов войск, особенно неудачно действовали части, сформированные из резервистов, многие из которых не имели элементарных навыков обращения с оружием. Они продемонстрировали недостатки управления подразделениями и частями, плохую связь и взаимодействие между родами войск. Итоги и уроки войны разбирались на высшем уровне на заседании Главного военного совета в апреле 1940 г., на которое были приглашены многие командиры – участники войны. «Наша армия, все-таки она – необстрелянная. У нее техники много, у нее веры в свои силы много, даже больше, чем нужно. Она пытается хвастаться, считая себя непобедимой, но она все-таки молодая армия», – заявил Сталин, открывая заседание. Разбор полетов был весьма серьезным. По его итогам наркома обороны Климента Ворошилова сместили с должности и заменили командующим СЗФ Семеном Тимошенко, удостоенным за прорыв линии Маннергейма маршальского чина и звания Героя Советского Союза. За год с небольшим до Великой Отечественной войны Тимошенко и его окружение попытались реорганизовать Красную армию и улучшить ее боевую подготовку. Десятки командиров, проявивших себя в карельских снегах, были повышены в званиях и должностях. Впрочем, возвышение некоторых из них, например Михаила Кирпоноса и Дмитрия Павлова, которые за считанные месяцы стали командующими сильнейшими в РККА Киевским и Западным военными округами, возможно, было чрезмерно быстрым.

Автор — историк