Поможет ли нулевая ставка ФРС США остановить панику на рынках

Разговоры о начале рецессии идут уже около двух лет

В 2018 г. американский фондовый рынок дважды сильно просел, в I и IV кварталах, во многом под грузом собственных опасений относительно собственных же успехов. Безостановочный рост в течение почти 10 лет, подпитываемый избыточной ликвидностью, которую после мирового финансового кризиса обеспечивали центробанки, стал казаться избыточным. Стоимость акций уже заметно превышала средние исторические уровни, стали появляться компании с капитализацией $1 трлн (на этой отметке в итоге побывали четыре технологических гиганта – Apple, Amazon, Microsoft, Alphabet). Период безостановочного роста экономики США тоже приближался к 10-летнему рекорду (и затем превзошел его). Между тем президент Дональд Трамп всерьез затеял торговую войну с Китаем.

Это испугало инвесторов, причем в IV квартале 2018 г. весьма прилично: индекс S&P 500 упал почти на 20%. Однако «медведям» в тот момент было не суждено взять верх. Федеральная резервная система США (ФРС), ранее постепенно повышавшая процентные ставки, в декабре резко изменила позицию – и в 2019 г. стала ставки снижать, т. е. действовать на упреждение – в отличие от предыдущих циклов, когда политика обычно начинала смягчаться уже в ответ на ухудшение экономической ситуации. Это купило рынку еще около года роста (и более 28% для S&P 500 по итогам года).

Правда, беспокойство не отпускало. Доходность долгосрочных казначейских облигаций опустилась ниже доходности краткосрочных, создав инвертированную кривую – которая за последние полвека предшествовала каждой рецессии в США. Последняя, правда, наступала с разным временным лагом – от полугода до двух лет. Кроме того, инвертированной кривой, в отличие от предыдущих случаев, уделялось столько внимания, что некоторые наблюдатели даже заговорили о том, что мрачное пророчество, будучи осознано и проанализировано, перестанет действовать.

И, казалось, план ФРС – заранее поддержать экономику, не дав ей уйти в рецессию, – сработал. И, казалось, Трамп, за период своего президентства не упускавший случая публично похвалить себя за исторические достижения в экономике и рекорды на фондовом рынке («Американская модель – это пример для всего мира», – заявил он в январе в Давосе), достаточно легко переизберется в ноябре на второй срок. Особенно после неудачи демократов с импичментом и ввиду разброда и шатания в их рядах. Но, как говорил Майк Тайсон, «у каждого есть план, пока ему не дадут по морде».

Хук прилетел от главного экономического и геополитического соперника в виде вируса с наростами в виде корон. И в марте фондовый рынок, едва успев отпраздновать свое «бычье» 11-летие, сдался на милость «медведей». Которые, однако, не спешат ее проявлять и лютуют без остановки.

В результате ФРС впервые с 1994 г., когда она стала официально публиковать данные об изменении процентных ставок, снизила их дважды между плановыми заседаниями. Сначала 3 марта на 0,5 процентного пункта, а 15 марта – еще на 1 п. п. до 0–0,25%, т. е. уровня, на котором они находились с 2008 по 2015 г. Кроме того, ФРС в последние дни пообещала предоставить $1,5 трлн рынку репо, который обеспечивает краткосрочное фондирование банков под залог казначейских векселей, и $700 млрд за счет возобновления скупки долгосрочных активов (на $500 млрд казначейских и на $200 млрд ипотечных облигаций).

Это не остановило обвал на фондовом рынке. В понедельник, после последнего шага ФРС, американские индексы в третий раз за неделю открылись падением на 7%, провоцируя автоматическую приостановку торгов. Все понимают, что нулевые ставки не помогут остановленной на карантин экономике. Брать дешевые кредиты сейчас просто некому – бизнес остановился. Компаниям и домохозяйствам, наоборот, придется платить по долгам, не имея денежных поступлений.

И пока не ясно, как они с этим справятся, участники рынков избавляются от любых активов, на которые негативно влияет эпидемия коронавируса.

«Рынок может оставаться иррациональным дольше, чем вы – платежеспособным», – говорил Джон Мейнард Кейнс. Деньги ФРС, возможно, помогут справиться с краткосрочным кризисом ликвидности на рынках. А вот преодолевать кризис платежеспособности нужно будет уже правительству и законодателям.