Средний класс Владимира Путина

Президент назвал самую выигрышную для себя долю среднего класса в населении России – 70%, но это лукавство
Владимир Путин в очередной раз продемонстрировал, что живет в мире удобных для него представлений о ситуации в России и за ее пределами /Евгений Разумный / Ведомости

Владимир Путин в очередной раз продемонстрировал, что живет в мире удобных для него представлений о ситуации в России и за ее пределами, часто отличающемся от объективной реальности. Эта картина действительности становится основой для принятия решений и навязывается через государственные СМИ гражданам России.

18 марта был опубликован очередной фрагмент интервью президента ТАСС – об особенностях социальной структуры в России. По словам президента, каждая страна имеет собственный средний класс. Он сослался на методику Всемирного банка (ВБ), согласно которой к среднему классу принадлежат люди с доходами свыше полутора минимальных. По этому критерию (доход около 17 000 руб.), сказал Путин, к среднему классу относится 70% россиян.

Умышленно или не разобравшись в нюансах, Путин смешал социально-экономические категории. Единых критериев определения среднего класса у ВБ нет, описанная им методика – одна из многих, позволяющая выделить наиболее уязвимые слои населения, поясняет директор Института социальной политики ВШЭ Лилия Овчарова. Отечественные специалисты тоже по-разному рассчитывают долю среднего класса в населении России. Если выделять его только по доходу (от 0,75 до 2 медианных), то, как отмечает экономист и демограф ВШЭ Василий Аникин, в 2018 г. доля среднего класса достигла 61%, но по сравнению с 2015 г. уменьшилось его ядро – «средний» средний класс – и увеличился (с 29 до 34%) его нижний сегмент. Однако более корректным считается подход, когда принадлежность к среднему классу определяется не только размером дохода, но и занятостью нефизическим трудом, уровнем образования, возможностью приобретать товары длительного пользования, горизонтами жизненного планирования и самоощущением людей, отмечает Овчарова. Если использовать сочетание данных российского мониторинга экономического положения населения в совокупности с занятостью и субъективной оценкой своего положения, то доля среднего класса в 2000–2018 гг. колебалась от 20 до 29%. По расчетам социолога Натальи Тихоновой, разные группы среднего класса составляли в 2018 г. 38,2% населения России.

Пресс-секретарь президента Дмитрий Песков вскоре пояснил слова Путина: средний класс – понятие относительное из-за различных критериев его определения. С этим можно согласиться, но Путин предпочел преподнести публике только цифру, выгодно характеризующую итоги его правления: 70% среднего класса – это мечта даже в Бельгии и Германии, не говоря уже о новых членах ЕС. Эта цифра далека от реальности, зато удобна элите и первому лицу, чтобы создавать картину мира, где они успешно руководят Россией, окруженной врагами, и принимают правильные решения. Картина дополняется «жуликом» Михаилом Ходорковским, большими сроками за несанкционированные митинги на Западе и основанными на подключении к подсознанию Мадлен Олбрайт утверждениями о планах отторжения Сибири.