Импортозамещение в российском интернете

Список бесплатных сайтов странный и похож на список разрешенных сайтов
Евгений Разумный / Ведомости

Утвержденный Минкомсвязи список «социально значимых» интернет-ресурсов с бесплатным в России доступом к ним настолько удивителен, что может свидетельствовать о тестировании идеи ограничить интернет в стране.

Как стало известно во вторник, министр связи Максут Шадаев подписал приказ от 31 марта, согласно которому с 1 апреля по 1 июля 2020 г. в России по инициативе операторов связи (их пять – это МТС, «Мегафон», «Вымпелком», «Ростелеком» и «Эр-телеком холдинг») будет проводиться эксперимент. Российские граждане, зарегистрированные в Единой системе идентификации и аутентификации, получат бесплатно и на скорости не ниже 10 Мбит/с доступ, во-первых, к «социально значимым», во-вторых, к «информационным» интернет-ресурсам, предложенным, в-третьих, некими «государственными органами». 

Заявленных в приказе целей эксперимента три: обеспечение комфортного получения гражданами необходимой информации и сервисов «в условиях распространения новой коронавирусной инфекции в стране» (ссылка на заботу о гражданах); практическая отработка организационно-технологических возможностей операторов связи; «оценка востребованности» у граждан этих интернет-ресурсов (видимо, чтобы не расслаблялись) и «оценка изменений» финансово-экономических параметров деятельности операторов связи (обещание операторам подумать о компенсации затрат). 

Инициативу обеспечить бесплатный доступ к набору социально значимых сайтов выдвинул президент Владимир Путин в послании Федеральному собранию 15 января 2020 г., позже под нее открыли проект «Доступный интернет». Для бизнес-сайтов, зарабатывающих деньги, идея изначально выглядела сомнительной, поскольку это нарушение сетевого нейтралитета за счет государственных преференций. Да и связь дешевая, бесплатный доступ погоды коммерческим сайтам не делает. Но для государственных услуг идея выглядела как минимум небесполезной в условиях снижения доходов и цифровизации госуслуг. Высказывались предположения, что речь пойдет о 15–20 сайтах, которые будут получать статус социально значимых на конкурсной основе. 

Административная реальность, однако, оказалась богаче на выдумку. Утвержденный Минкомсвязи перечень из 391 ресурса обозначал их уже не просто как «социально значимые», но и как «отечественные». В него попали не только сайты госорганов – президента, правительства и ведомств, госзакупок, Центризбиркома, – но и сайты бизнеса: поисковые сервисы «Яндекс», Mail.ru и «Рамблер», социальные сети «В контакте», «Одноклассники», «Мой мир@Mail.ru», сайт для мам «Бэби.ру», портал «Охотники.ру», кулинарный «Повар.ру», мессенджер ICQ.

Большой раздел из 48 ресурсов включает не только государственные СМИ типа ТАСС, «РИА Новости» и сайты федеральных телеканалов, но и онлайн-версию женского журнала «Телепрограмма.про», связанное с «фабрикой троллей» РИА ФАН, а также РБК, «Коммерсантъ» («Ведомостей» в списке нет). 

Перечень калейдоскопичен и не производит впечатления разумного отбора с ясными критериями. Что такое «социальная значимость» – никак не поясняется, наверное, к ней формально можно было бы отнести сайты некоммерческих организаций, услуги государства, но в списке много сайтов развлекательных (а также целые разделы науки, здоровья, спорта, образования, автомобилей). Многие сайты с удивлением узнали, что они «отечественные», говорит IT-эксперт Иван Бегтин. Принадлежность к зоне .ru не означает, что в России находится юридическое лицо, а владельцы – русскоязычные люди или граждане России. Например, сервис «Хабр» хотя и воспринимается как российский, но владельцы давно позиционируют его как международный, а их юрлицо переехало на Кипр, говорит Бегтин. Почему «Хабр» «социально значимый отечественный» ресурс? Почему в списке есть сайт Роспотребнадзора и нет сайта Минфина – он не социально значимый?  

Какие «органы власти» участвовали в составлении, не ясно; политолог Александр Пожалов предполагает, что основу готовили у замминистра цифрового развития Алексея Волина, а согласовывать должны были как в информационном блоке администрации президента, так и в политическом. Не исключено, что список составляли связисты на свое усмотрение по формальным признакам, допускает директор Института современных медиа Кирилл Танаев. Часть сайтов попали в список сознательно, показывая, что с помощью политической сервильности и лоббистских усилий можно добиться большего, чем просто с помощью лоббизма. Выгоды от включения в список сейчас никакой, но на будущее может пригодиться – ведь это государственный список! А некоторые сайты включили в перечень, не ставя в известность их владельцев, которые к этому и не стремились, знает Бегтин. 

Легче всего допустить, что таким образом Минкомсвязи саботирует малоосмысленные указания сверху. Хуже, если в правительстве действительно так плохо работают, что сдают реестр в таком виде. Банальная бюрократическая безграмотность. Пессимистичная версия, что это проверка общественного мнения перед ужесточением рунета с составлением властями белого списка сайтов, не исключает Бегтин. Сейчас делается перечень отечественных социально значимых сайтов, дальше технология шлифуется и вводятся ограничения доступа к тем, кто в него не вошел. Например, для образования. А платить за декларируемый бесплатный доступ все равно кому-то придется – сначала сотовым операторам, которым правительство если что-то возместит, то фактически заплатят налогоплательщики, а если нет – другие пользователи сервисов операторов.