Система прописки умерла

Можно было бы заменить ее регистрацией на сайте госуслуг
PhotoXPress

События, связанные с пандемией коронавируса, хорошо показали, что и как не работает в России. Возможно, это повод отказаться от устаревших институтов. Одним из таких институтов стала прописка или, говоря юридическим языком, институт постоянной или временной регистрации по месту жительства или пребывания.

Для введения режима самоизоляции и прямых карантинных мер государству оказалось важно знать, где человек живет на самом деле. Если меры станут более жесткими – по образцу, скажем, французских, где при каждом появлении на улице нужно указывать, где ты живешь и куда направляешься, – то эта информация станет жизненно необходимой.

Отдадим должное российским властям. Об официальной регистрации в этой ситуации почти никто не вспоминает. Отдельные эксцессы вроде попыток руководства Чечни ограничить въезд по принципу прописки встречают неодобрение федеральных властей. Тема прописки возникает только тогда, когда властям нужно подчеркнуть, как в Приморском крае, что указывать в документах, обеспечивающих режим самоизоляции, нужно адрес реального проживания, а не адрес постоянной или временной регистрации.

Кризис продемонстрировал, что системы регистрации не могут быть использованы для решения насущных задач управления. Это неудивительно. Всероссийский опрос 2017 г., проведенный Центром стратегических разработок, показал, что не по месту регистрации (постоянной или временной) живет четверть людей в возрасте до 30 лет. Нет никаких оснований предполагать, что за минувшие три года ситуация существенно поменялась. Более того, важно понимать, что оценка живущих не по прописке на основании опроса будет сильно заниженной, так как проживание не по прописке – административное правонарушение.

Но информация о том, сколько и где проживает людей, критически важна для государственного управления. Места в школах и детских садах, коммунальная инфраструктура и проч. – все это завязано на информацию о численности населения. На самом деле много лет российские системы государственного управления успешно шли по пути отвязывания планирования и социального обеспечения от регистрации по месту жительства. Прикрепиться к поликлинике, записать ребенка в детский сад или школу, получить многие формы государственной социальной помощи сегодня одинаково легко в любой точке страны вне зависимости от места регистрации. Понятно, что существуют локальные инициативы, авторы которых стараются дискриминировать «приезжих», но это полулегальные и сомнительные практики. Большая часть государственных сервисов больше не нуждается в информации о прописке.

Проблемы остаются для различных региональных и муниципальных льгот, форм помощи и услуг. Там, где есть централизованный учет, нет шансов, что человек дважды получит единовременное пособие по рождению ребенка или материнский капитал. Но там, где такого учета нет, вполне можно представить, что человек обращается за материальной помощью от Ленинградской области в Тихвине, а потом едет получить аналогичную помощь от Вологодской области в Череповец. Однако эту проблему нужно решать другими способами. 

Фактическим признанием смерти системы прописки стало появление на портале государственных услуг пункта «Адрес проживания», где гражданину предлагается сообщить, где он находится на самом деле, и, если он находится в ином регионе, фактически признаться в совершении административного правонарушения, предусмотренного статьей 19.15.1 КоАПа и грозящей штрафом до 5000 руб. в Москве и Санкт-Петербурге или до 3000 руб. в остальных регионах. Однако никаких панических сообщений, что кто-то указал адрес своего фактического проживания на сайте госуслуг, а через полгода пришел участковый и составил протокол, нам найти не удалось.

Снижение фактической репрессивности системы по отношению к нарушителям режима регистрации по месту жительства было важной чертой государственной политики последних лет – несмотря на то что именно на законодательном уровне в 2013 г. произошло существенное ужесточение. В экстренной ситуации, как показывает практика, государство о системе регистрации и ответственности за жизнь без таковой просто не вспоминает.

Реанимировать существующий институт прописки невозможно. Проблем с пропиской нет, только когда человек – собственник законного жилья или живет по договору социального найма. Если же он арендатор, то никаких способов убедить хозяина прописать его нет. Понятно, что наниматель, который пожалуется на арендодателя в полицию (на нарушение той же статьи 19.15.1 КоАПа), в лучшем случае лишится жилья, а в худшем – получит от обиженного рантье массу претензий. Собственных же стимулов у владельца прописывать арендатора нет. Даже в том случае, если он лишен (не всегда безосновательных) советских страхов «пропишешь, потом не выпишешь», прописка – это несколько рабочих часов коммуникации со структурами без дружественного интерфейса. Все, что может арендатор, – искать смелого арендодателя и стимулировать его дополнительной платой за проживание с пропиской. Понятно, что в обозримом будущем массовой такая история стать не может. Репрессивные меры помочь могут лишь в очень небольшой степени, как не помогали они 15 лет назад, когда применялись гораздо жестче.

В крупных городах двузначное число процентов населения будет жить без прописки так же, как и сейчас. В сельской местности и малых городах будет возникать обратная картина – количество прописанных будет существенно выше количества проживающих из-за трудовой миграции в города. Государственная система учета, которая не видит самых молодых и мобильных своих граждан, – это плохая система учета, которая может вводить лиц, принимающих решения, в заблуждение и ничего более.

Почему же нельзя оставить все как есть? На то есть две причины. Первая в том, что чем ближе правовые и управленческие технологии к реальности, тем они лучше. Наличие спящих репрессивных норм, недостоверной системы учета одновременно и ухудшает правовую среду, и снижает качество принимаемых государством решений. Вторая причина связана с выходом из кризиса. Бюджетные доходы сократятся, потребуется оптимизация всех расходов. В тучные годы можно позволить себе содержать несколько дублирующих неэффективных систем, в ситуации, когда нужно радикально оптимизировать расходы, – нельзя.

Отмена системы прописки – подарок для реформатора. Снижение уровня регулирования, улучшение правовой среды за счет формальной отмены мертвого института, высвобождение нескольких тысяч человек по стране, которые заняты администрированием этого института, и перенаправление на что-то более полезное (пусть даже в той же полиции). Сплошные плюсы и никаких минусов.

Понятно, что технологически потребуется несколько решений, которые позволят каким-то образом отслеживать перемещения граждан. Например, можно говорить об альтернативах типа «вы можете жить без прописки, если на сайте госуслуг (а им пользуется 103 млн человек, более 85% взрослого населения) указали адрес фактического проживания и согласились получать официальные уведомления на адрес электронной почты». В этом случае вы просто распечатываете выписку (как сейчас в ЕГРН) и представляете ее по месту требования. Для остальных можно на какое-то время оставить механизмы прописки. Остаются небольшие проблемы с социальной помощью на местах, но они решаются еще проще.

Авторы младший научный сотрудник Института проблем правоприменения при Европейском университете в Санкт-Петербурге, ассоциированный профессор социологии права им. С. А. Муромцева Европейского университета в Санкт-Петербурге