Недоверие в наличной форме

Как связаны обращения Владимира Путина и триллион рублей
Максим Стyлов / Ведомости

Спрос на наличные у россиян усиливался после выступлений Владимира Путина, которые не развеивали, как, видимо, планировалось, опасений, связанных с эпидемией COVID-19.

С начала марта россияне из банкоматов и отделений банков сняли около 1 трлн руб. – больше, чем за весь прошлый год, сообщило 19 апреля Bloomberg со ссылкой на ЦБ. Спрос на наличные деньги резко вырастал после телевизионных обращений Владимира Путина, в которых он описывал меры для борьбы с новым коронавирусом.

Резкий скачок произошел после того, как 25 марта российский президент объявил о налоге в 13% на проценты по банковским депозитам свыше 1 млн руб. Если в этот день депозиты пополнились 4,5 млрд руб., то на следующий день россияне сняли 45,9 млрд руб., а 27 марта – пиковые 165,4 млрд руб. Очень много наличных россияне сняли после того, как Путин 2 апреля объявил о продлении «нерабочих дней с сохранением зарплаты» до по крайней мере начала мая. В этот день россияне сняли 3,8 млрд руб., но 3 апреля – уже 25,1 млрд, 6 апреля – 39,8 млрд, 7 апреля – 60,3 млрд. День спустя, 8 апреля, Путин выступил в четвертый раз – россияне в этот день сняли 72,4 млрд руб. (9 апреля – 41,1 млрд руб.). После снятие наличных стабилизировалось: 10–11 млрд руб. в день.

Утверждать, что спрос на наличность – прямой ответ на выступления Владимира Путина только на основе данных Центробанка, нельзя: после не значит вследствие. Из данных Bloomberg следует, что много денег было снято не только в дни и после выступлений президента, но и частично до них. Люди готовились к вероятному введению карантина и жестким ограничениям, предполагая, что им придется сидеть дома и расплачиваться наличными, потому что онлайн-сервисы могут быть недоступны или неисправны, а банковские отделения перестанут работать каждый день, считает директор финансового центра «Сколково – РЭШ» Олег Шибанов. Утверждать, что после первого обращения Путина люди закрывали депозиты и изымали деньги с потерей процентов, было бы слишком смело. Скорее всего, люди снимали деньги со счетов до востребования, чтобы иметь возможность расплачиваться наличными. Абсолютно нормально, что любая неопределенность стимулирует уходить в наличность, замечает главный экономист «Эксперт РА» Антон Табах.

Другое дело, что выступления Путина эту неопределенность, видимо, не снимают. Стояла ли перед президентом такая цель? Путин заверял, что здоровье, жизнь и безопасность людей – «абсолютный приоритет» для власти. Она мобилизована, ей удается «работать профессионально, организованно и на опережение». Власти берутся «обеспечить социальную защиту граждан, сохранение их доходов и рабочих мест, а также поддержку малого и среднего бизнеса». Наконец, «ситуация находится под полным контролем» и «все будет хорошо с Божьей помощью». Реакция на снятие наличных – это, возможно, отчасти следствие попытки совместить услышанное от Путина и происходящее в окружающей действительности.

В США, например, количество наличных денег в обращении в конце марта тоже выросло – на 1,8% – и достигло $1,86 трлн, писал Qartz. Пандемия коронавируса подтолкнула инвесторов к сбрасыванию рискованных активов и наращиванию самых больших запасов наличности после террористических атак в сентябре 2001 г., пишет Financial Times. Но там это следствие опасений, связанных с коронавирусом, включая рецессию, которые накладываются на традиционно высокий уровень недоверия властям (хотя одобрение действий Дональда Трампа на посту президента в марте выросло до рекордного с марта 2017 г. уровня – 45%).

В России люди не доверяют власти, говорит социолог Элла Панеях, это более или менее константа, с которой страна жила: люди во многом сами по себе, власти – сами по себе. Вот свежие данные «Левада-центра» (опрос 19–25 марта): Владимир Путин нравится населению в первую очередь политической опытностью (42%), а не нравится тем, что «ему чужды интересы народа» (14%). Практически половина опрошенных (43%) считает, что доверие к нему определяется тем, что «люди не видят, на кого другого они еще могли бы положиться». Путин выражает интересы «олигархов» – 38% и «силовиков» – 37% (самые частые ответы). А ВЦИОМ после телеобращения Путина 2 апреля обнаружил рост: показатель одобрения деятельности президента в этот день вырос в сравнении со значениями прошлой недели и составил 72% (+6,3%). Уровень доверия также вырос и составил 74% (+3%).

Единства Путина и россиян в обращениях нет, считает политолог Николай Петров: кажется, будто Путин спрятался, сидит в бункере, не с народом, в отличие, например, от британского премьер-министра Бориса Джонсона, который едва ли лучше, просто подотчетен избирателям. Возникает впечатление, будто власти не понимают всей тяжести проблем, с которыми столкнулись люди. Единственная цель частых обращений Путина – демонстрировать элитам, что он на месте и всем руководит, считает Петров. Как строить дальше жизнь, из этих обращений людям яснее не становится. Почему бы в такой ситуации на всякий случай не снять наличные?