Резать по живому: как сокращать добычу нефти в России

Нужен аудит скважин и новые подходы к принятию отраслевых решений
Евгений Разумный / Ведомости

С 1 мая Россия должна будет начать снижение добычи – по новому соглашению с ОПЕК. Сокращение беспрецедентное – 46 млн т, или 9% в годовом исчислении. Чтобы решить эту задачу с наименьшими потерями, нефтяной отрасли правильно будет провести аудит экономики всего фонда скважин. А регуляторам – сделать выводы о необходимости создания инструментов для принятия стратегических решений.

Сводки новостей из коронавирусных окопов пока не оставляют надежд на снятие карантина в ближайшее время. Мировой спрос на нефть, по разным оценкам, в эти месяцы может провалиться на 30–40%, котировки сходили даже в отрицательную зону. И именно сейчас России и другим производителям необходимо решить, как сокращать добычу уже с 1 мая, чтобы избежать полного коллапса на рынке из-за переполнения хранилищ.

Из-за технологических особенностей разработки отечественных месторождений у России есть свои сложности. А эксплуатационный фонд скважин огромен – около 200 000 шт. Поэтому сейчас компаниям необходимо проделать значительную работу для оптимизации фонда с учетом рентабельности, возможности восстановления скважин и влияния на технологическую схему разработки в будущем.

Для начала стоит все же разобраться, сколько России необходимо сократить. Как сказано в пресс-релизе ОПЕК и потом дополнительно разъяснено министром энергетики России, так же, как и в декабре 2019 г., решено не включать в расчет квот газовый конденсат – попутный продукт, добываемый из газовых скважин. Таким образом, 11 млн баррелей в сутки – та условная величина, от которой отсчитывается снижение. Россия в I квартале 2020 г. добывала именно нефти 10,3 млн баррелей в сутки (в расчете 7,22 барреля из тонны). Исходя из этого квоты для России по факту будут распределены следующим образом: май – июнь 2020 г. – минус 1,8 млн баррелей в сутки, июль – декабрь 2020 г. – минус 1,3 млн, 2021 г. – минус 0,8 млн баррелей в сутки. Общее годовое снижение в привычных тоннах в сравнении с 2019 г. составит минус 46 млн т в 2020 г. и минус 38 млн т в 2021 г., или минус 9% и минус 7% соответственно.

Важно понимать, что если бы новой сделки не было вообще, то потери отрасли могли бы быть еще более существенными. По нашим оценкам, при цене барреля $10 уже в 2020 г. добыча могла бы снизиться на 20% с неконтролируемыми последствиями для схем разработки в среднесрочной перспективе. Но для нефтедобывающей отрасли России это все равно фундаментальные изменения – во многом ментальные. Впервые с 1998 г. она должна снизить добычу. Даже при исполнении предыдущего соглашения с ОПЕК, в 2017 г., речь шла лишь о сдерживании роста. По сравнению с 2016 г. в 2019 г. добыча нефти даже выросла почти на 2% за счет пересмотра квот в сторону понижения в июне 2018 г. Сейчас же отрасли необходимо изменить концепцию поведения: от стратегии роста добычи к стратегии оптимизации – сделать это надо очень быстро.

Как вообще сократить добычу с наименьшими потерями для отрасли? Для начала необходим аудит экономики на уровне каждой отдельной скважины всего эксплуатационного фонда, как действующего, так и проектного. Практика проведения инвентаризации запасов, выполняемая по поручению правительства и президента, показала, что это достаточно сложный и долгий процесс. В части детализации на уровне отдельных скважин расчеты продолжаются до сих пор. Ориентировочный срок завершения работы до карантина и падения мировых рынков была осень 2020 г. Это связано как с огромным количеством работы, так и с отсутствием поскважинной оценки экономики в проектных документах и во многом в бизнес-планировании компаний. Впрочем, существующий задел уже сейчас позволяет сделать такую оценку для крупных месторождений в достаточно краткий срок. После ранжирования экономики необходимо уже по геологическим и технологическим показателям выбрать ту часть фонда, оптимизация которой сейчас не окажет значительного влияния на разработку месторождений в перспективе.

Помимо общеотраслевых вопросов чувствительным кажется разговор о распределении квот между отдельными компаниями – особенно когда речь идет о таком существенном снижении.

Во-первых, в прошлый раз в соглашении не участвовали добывающие компании, работающие по соглашению о разделе продукции (СРП), а также независимые производители. На их долю приходится около 6% добычи нефти в стране. С их участием появляются юридические риски в части СРП – это межправительственные соглашения, разрыв которых может вызвать судебные разбирательства. Есть технологические вопросы: некоторые малые нефтедобытчики – это небольшой фонд, и им снижать добычу действительно сложно. Но снижение беспрецедентно, и их участие необходимо, чтобы снять хотя бы часть бремени с вертикально-интегрированных нефтяных компаний.

Во-вторых, активы у каждой компании очень разные из-за геологофизических условий разработки и регионального распределения месторождений. То есть добыча, стоимость и возможность восстановления фонда скважин при оптимизации будет разной. К тому же есть другие особенности функционирования каждой компании: структура поставок на экспорт и внутренний рынок, наличие долгосрочных контрактов и обязательств поставки, а также прочий бизнес, например добыча и реализация природного газа. При принятии стратегических решений регуляторам необходимо учитывать все эти факторы, а для этого необходимы соответствующие инструменты. Поэтому вопрос о переходе на поскважинную оценку экономики и ежегодный мониторинг технологических показателей необходимо решать уже сейчас. Это создаст нормативные основы формирования детальных аналитических расчетов для принятия стратегических решений.

Есть у поскважинного расчета и другая особенность. Он повышает прозрачность и дает понимание реальной экономики всего фонда. А значит, покажет все перекосы, которые есть в отрасли. Особенно это чувствительно при оценке вопросов с распределением квот или дифференциации налоговых условий. Очевидно, что кто-то выиграет, а кто-то проиграет. Плюс, как отмечалось выше, мир сложнее, и не всегда вопрос в одной только экономике. И это проблема, которую надо учитывать при переходе на поскважинный учет и продумать оптимальное, сбалансированное решение.

Сложившиеся условия требуют концептуально пересмотреть подходы отрасли и регуляторов к принятию решений. Сейчас ситуация действительно сложная. В более мирное время решение этих задач позволит отрасли стать эффективнее.

Автор – директор по консалтингу в сфере госрегулирования ТЭКа Vygon Consulting