Цифровизация желаний Кремля

Зачем нужно снова менять выборное законодательство
Максим Стулов / Ведомости

Принятые 13 мая Госдумой в разгар эпидемии COVID-19 сразу два законопроекта о выборах меняют избирательную систему страны – под стремление Кремля сделать ее еще более управляемой и предсказуемой.

Во втором, основном чтении депутаты приняли законопроект № 912249-7 «О внесении изменений в статьи 37 и 38 Федерального закона «Об основных гарантиях избирательных прав...», который серьезно меняет процедуру сбора подписей и проверки подписных листов на выборах.

Во втором и сразу третьем чтении депутаты приняли законопроект № 894460-7 «О внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации», который вносит значимые изменения в законодательство о выборах и референдумах.

Обе законотворческие инициативы стоит рассматривать как часть единого пакета изменения российской избирательной системы, поскольку это традиционная прерогатива администрации президента. Авторами законопроектов выступают шесть единороссов и один эсер, но как минимум некоторые поправки, по информации «Проекта», готовились в Кремле.

Одобренные депутатами изменения исключительны по размаху и последствиям.

Россиянам разрешается участвовать в региональных референдумах и выборах местного и федерального уровня дистанционно – по почте или посредством электронного голосования. С 10 до 5% сокращается количество недействительных и недостоверных подписей, необходимых для отказа кандидату в регистрации. Увеличивается перечень уважительных причин для «надомного» голосования – за счет тех, кому нужно ухаживать за «лицами, в этом нуждающимися», а также имеющих «иные уважительные причины, не позволяющие прибыть в помещение для голосования». Наконец, депутаты запретили баллотироваться гражданам с судимостью по статьям средней тяжести (50 статей Уголовного кодекса), включая публичное распространение заведомо ложной общественно значимой информации (ст. 207), публичные призывы к экстремизму (ст. 280), а также «дадинскую» статью – о неоднократных нарушениях порядка на митингах (ст. 212.1).

Если суммировать, то изменения можно свести к нескольким принципиальным положениям, анализирует сопредседатель движения в защиту прав избирателей «Голос» Григорий Мельконьянц. В частности, ужесточается регистрация кандидатов через сбор подписей. Поражаются в праве баллотироваться на выборах новые категории граждан. Бесконтрольно расширяется голосование за пределами помещений для голосования. Упрощается применение почтового и дистанционного электронного голосования.

В идее голосования через интернет или по почте нет, видимо, ничего плохого. Как и в декларируемой депутатами «защите прав избирателей» в условиях эпидемии COVID-19, желании «создать максимальное удобство» для реализации избирательных прав и т. д. и т. п. Но под предлогом борьбы с коронавирусом в Кремле формируют «новую норму» голосования, предоставляющую широкие возможности для манипулирования выборами на все случаи жизни. Всенародное голосование за поправки в Конституцию сюда не относится, поскольку для него и так был написан особый порядок – с большими допусками, свободой рук и отсутствием внешнего контроля. Так что это закладка Кремля на будущее, чтобы получить больше возможностей управления избирательным процессом с большей предсказуемостью результата меньшими сдержками – законодательными и общественными.

Вероятная цель изменений – выборы в Госдуму в 2021 г., а опробовать их предстоит на выборах губернаторов в двух десятках регионов в единый день голосования этой осенью. Законодатели создают набор инструментов, которым региональные штабы будут пользоваться на выборах, исходя из своих возможностей, считает Мельконьянц. В одном регионе воспользуются почтовым голосованием, в другом – развернут досрочное надомное. Где-то выборы «отработают» выездным голосованием. Закрепленные в законопроектах форматы нужны для двух вещей: повышения явки и обеспечения нужного результата, с чем у властей ожидаются проблемы. Оппозиции, очевидно, в Кремле не хотят давать позитивных примеров победы, которые деморализуют власти.

Отказаться от выборов власти не могут – они им нужны, чтобы легитимизировать решения и демонстрировать народную поддержку. Поэтому после каждых серьезных выборов в Кремле подкручивают избирательную систему, а в 2019 г. были провалы на выборах в городскую думу в Москве и губернаторов в регионах. Положение властей усугубляется тем, что в стране кризис, доходы падают, недовольство граждан растет. Партийная система не готова к самостоятельным действиям, «Единая Россия» – инструмент власти, остальные партии давно потеряли драйв. Как следствие – возможный кризис партийной системы в условиях нарастающей политико-экономической турбулентности, пишет политолог Алексей Макаркин в докладе «Парламентские партии на современном этапе» для XXI Апрельской международной научной конференции. Последствия пандемии для общественных настроений сейчас непредсказуемы, констатирует в другом докладе «Электоральное поле – 2021» политолог Борис Макаренко.

Кремль, похоже, готов к более жестким, чем прежде, действиям во имя нужного результата, избирательные комиссии сами могут не справиться. Поэтому нужны, во-первых, технологии, скрытые от наблюдения участников выборов. Предложенное законодателями рекордно большое количество разных форм голосования вне помещений для волеизъявления говорит о том, что результаты будут делаться властями по возможности до дня голосования, чтобы им быть уверенными, считает Мельконьянц. Контроль за процедурами до дня голосования очень осложнен – никто из наблюдателей не может неделями дежурить, ждать, когда и куда избирательная комиссия для проведения досрочного голосования выедет. Другой рычаг – недопуск к выборам нелояльных власти кандидатов за счет отсева при регистрации, подписей избирателей. (Фальсификацию 5% проще доказать, чем 10%, с чем мэрия Москвы на выборах в 2019 г. попала впросак.)

Такими решениями есть опасность перекрутить и сорвать резьбу, считает политолог Николай Петров. Для власти они могут обернуться своей противоположностью, если люди откажутся принимать ту игру и те правила, которые власть хочет использовать уже в сентябре. Если окажется, что власть в балансе желаемого и возможного переборщила, можно будет снова увидеть то, что наблюдалось летом 2019 г. в Москве, когда власть использовала имевшееся законодательство против тех кандидатов, которые ей не нравились, и получила протесты, с которыми не знала, что делать.

Настроения людей меняются не в пользу власти, и любая попытка снять кандидатов, которые людям нравятся, чревата как минимум тем, что люди могут голосовать за кого угодно, лишь бы не за навязанных властью губернаторов. Своими неуклюжими действиями власть может спровоцировать еще один кризис – на сей раз политический, вдобавок к экономическому и эпидемическому. Проблема не в том, чтобы объявить желаемые результаты голосования, а в том, примут ли участники игры новые правила. Прежний баланс между элитами, лидером и гражданами меняется, считает Петров, а власть пытается играть, как раньше, что может вызывать серьезные конфликты в силу ее неадекватных действий.