Партизанская свобода от коронавируса

Россия выходит из самоизоляции явочным порядком
Александр Авилов / АГН «Москва»

Россияне менее ответственно, чем граждане развитых стран, относятся к мерам самоизоляции, что вызвано низким уровнем благосостояния, слабой разъяснительной работой и отчасти особенностями национального характера.

В понедельник, 18 мая, премьер-министр Михаил Мишустин сообщил на заседании координационного совета по борьбе с коронавирусом, что распространение пандемии удалось остановить, а 27 российских регионов с низким приростом числа заболевших готовы к постепенному смягчению противоэпидемических мер. 

Оптимизм председателя правительства, который и сам лежит в больнице с коронавирусом, вызывает вопросы. Устойчивость тенденции к снижению числа инфицированных пока не очевидна: неизвестно, как на ней скажутся майские праздники и что покажет более массовое тестирование.

Но россияне уже начали самодеятельный, не всегда фиксируемый властями выход из самоизоляции. Как показало исследование Высшей школы экономики, обыватели в мае по сравнению с апрелем менее ревностно выполняют противоэпидемические меры. Высшая школа экономики провела с 19 марта по 12 мая четыре волны опросов аудитории рунета (от 1247 до 11 139 человек) с соблюдением квот по полу, возрасту, размеру населенного пункта и пропорционально населению федеральных округов, рассказывает автор исследования, заместитель директора дирекции по экспертно-аналитической работе Высшей школы экономики Руслан Артамонов. 

Опрос 12 мая, проведенный на следующий день после выступления Владимира Путина о прекращении режима нерабочих дней, показал: остаются дома 59%, реже ходят в магазины 38% — и это на 8 и 6 процентных пунктов (п. п.) меньше, чем в апреле. Число соблюдающих социальную дистанцию сохранилось на прежнем низком уровне в 37%. Все эти показатели в 1,5–2 раза ниже, чем в развитых странах (США, Германии, Великобритании), где опрос по аналогичной методике проводился для сайта statista.com. Возможно, эти результаты порадуют квасных патриотов, которые увидят в них подтверждение поговорки «что русскому хорошо, то немцу смерть», но нынешняя ситуация, когда в Дагестане положительный результат дали 35% тестов, как сообщила руководитель Роспотребнадзора Анна Попова, не располагает к шуткам. 

Опрос Высшей школы экономики показывает и существенные изменения в массовых представлениях об эпидемической ситуации. Относительное большинство россиян в 38% уверено, что пик эпидемии еще впереди, но это на 12 п. п. меньше, чем 20 апреля. В 3,7 раза, до 11,4%, выросла доля тех, кто считает, что в России сейчас пик эпидемии. Однако одновременно до 20,7%, на 6,1 п. п. больше по сравнению с 20 апреля и на 10,3 п. п. — по сравнению с 5 апреля, выросла доля тех, кто уверен: никакой пандемии нет, это выдумка заинтересованных лиц. Выросло также число тех, кто считает, что эпидемии не будет, и тех, кто наблюдает спад в эпидемии.

По данным опроса, 12 мая режим самоизоляции действовал в местах жительства 62,5% респондентов, запрет на работу предприятий – у 41%. Наконец, общественный транспорт остановил или сократил работу там, где живет 26% опрошенных. Это на 12,5, 19 и 9,5 п. п. соответственно меньше, чем 5 апреля. 

Отчасти причина в обращении Путина, объявившего 11 мая об окончании странного режима нерабочих дней. Его выступление отвечало настроениям значительной части обывателей, желавших услышать, что эпидемию удалось сдержать и она идет на спад, считает Артамонов. На настроение людей повлияла и хорошая майская погода в праздники, говорит эксперт.

Судя по результатам опроса (запрет на работу действовал 20 апреля по месту жительства 44% респондентов, самоизоляция – 68,7%), региональные и местные власти смягчали или отменяли часть противоэпидемических мер явочным порядком еще задолго до президентской отмашки.

Миллионы россиян, потерявших работу и большую часть доходов, в отсутствие значимой господдержки начали партизанский выход из самоизоляции ради удовлетворения элементарных потребностей. Местные и региональные власти на свой страх и риск закрывали глаза на это, чтобы не допустить социального взрыва. Разрешенный сверху выход из самоизоляции, вероятно, ослабит социальное напряжение и сократит число локальных протестов в глубинке. Однако предубеждение значительной части обывателей против противоэпидемических мер может, увы, вызвать новый виток распространения инфекции.

Результаты опроса также подтверждают, что в условиях пандемии власть и подконтрольные ей СМИ не справились с разъяснительной и просветительской работой. Отсутствие четких и убедительных разъяснений противоэпидемических мер, их непропорциональность в некоторых регионах породили недоверие обывателей, и они поверили примитивным и конспирологическим объяснениям эпидемии: от подготовки ко всеобщему чипированию до мифических заговоров врачей и чиновников.