Национальный проект – не место для конкуренции

Раздача гигантских денег вызывает разрушительное чувство несправедливости

«Конкуренция нуждается в защите от государства», «нужно создавать инструменты, чтобы никто не мог препятствовать развитию конкуренции», – годами Игорь Шувалов произносил эти слова, поскольку развивать конкуренцию было его задачей в правительстве.

«Каким бы хорошим ни было законодательство в Российской Федерации, у нас пока не выработана культура честной конкуренции», – говорил Шувалов и был совершенно прав. «Нацпроектстрой» – будущее СП возглавляемого Шуваловым ВЭБ.РФ и компаний Аркадия Ротенберга может получить без конкурса два крупных проекта – на строительство Дальнего западного обхода Краснодара и участка трассы М4 «Дон» в Ростовской области общей стоимостью, по словам источников «Ведомостей», почти 120 млрд руб. Проект такого распоряжения правительства уже готов. С учетом еще одного контракта на участок трассы М4, который может получить «Трансстроймеханизация» («дочка» «Мостотреста», доля в которой войдет в совместное предприятие с ВЭБом), государство собирается отдать без конкурса проекты почти на 140 млрд руб.

В интервью РБК гендиректор «Нацпроектстроя» Рубен Аганбегян (бывший президент банка «ФК Открытие», санированного Центробанком) говорил, что новая компания должна стать «национальным чемпионом». У такого игрока действительно мало шансов не стать им – счет на табло в его пользу даже до начала игры: СП с ВЭБом, а значит, с государством создает крупнейший участник рынка инфраструктуры и друг Владимира Путина Аркадий Ротенберг. БАМ, Транссиб, строительство автомобильных дорог, модернизация аэродромных комплексов, строительство портовых мощностей – «безусловно, во всех этих сферах мы хотели бы принимать участие», говорил Аганбегян. Собственно, в названии компании – «Нацпроектстрой» уже заложена претензия на увесистый кусок самого дорогого нацпроекта – плана развития магистральной инфраструктуры стоимостью почти 7 трлн руб. до 2024 г.

Что думает сейчас Шувалов о конкуренции, узнать в четверг не удалось (его представитель не ответил на вопросы «Ведомостей»). Но должен думать ровно так же, как и прежде: по закону главные задачи ВЭБ.РФ – содействие долгосрочному социально-экономического развитию, создание условий для устойчивого экономического роста, повышение эффективности инвестиционной деятельности и т. д. Катализатором всего этого в большинстве случаев является конкуренция. Бесконечное число исследований показывает ее важность для роста экономики, деловой активности, инвестиций, инноваций. Следовательно, ВЭБ должен воздерживаться от действий, нарушающих конкуренцию, и, напротив, всячески о ней заботиться и оберегать (с оговоркой, что госкорпорация контролируется правительством).

Титул чемпиона и прочили будущему СП участники рынка инфраструктуры, который крайне нуждается в новых проектах. Этот рынок всегда зависел от государства, а доминируют на нем госбанки и близкие к власти компании. Но ВЭБ – это уже прямое продолжение государства, госкорпорация, получающая сотни миллиардов из бюджета.

В теории – то есть в утвержденном Путиным национальном плане развития конкуренции – госинвестиции, как это ни смешно звучит, должны развивать конкуренцию. В теории, – потому что на практике происходит обратное. Например, проект плана восстановления экономики после коронакризиса предусматривал усиление роли госкомпаний, т. е. снижение конкуренции. Разумеется, в кризис роль государства и его доля в экономике традиционно растет. Но в России она не снижается, а продолжает усиливаться и между кризисами. 

В «бюджете», который составляет государство, конкуренция – первая строчка, которая идет под нож, и последняя, которая имеет шанс на восстановление. В системе, задача которой усилить влияние и контроль государства над экономикой, ей просто нет места. Деньги, проекты, заказы – отдаются в надежные руки, невидимой же руке рынка власти не доверяют. По сути, создается круговорот денег внутри их приусадебного хозяйства под названием «российский ВВП».

Но отсутствие честной конкуренции обладает куда более значительным негативным мультипликатором, чем просто рост издержек бюджета и общества, снижение деловой активности и стимулов для развития бизнеса. Ощущение несправедливости – вполне экономическая категория – обладает огромной разрушительно силой. И это вычет не только из экономики, но и из политической, социальной устойчивости.