Современный харассмент

От Вайнштейна и Ассанжа до Венедиктова и МГУ
Thomas Peter / Reuters

Что такое сексуальные домогательства? Многие удивляются и возмущаются, когда узнают, что такого преступления, как «сексуальные домогательства», нет. Даже в Британии нет. И в России тоже. И в законодательстве большинства демократических и цивилизованных стран нет. Есть определение «домогательства» (harassment), есть описания, а четкого определения в законе – нет.

В начале 2020 г. британская Комиссия по вопросам равенства и гражданских прав выпустила свежие рекомендации, касающиеся «сексуальных домогательств» и «домогательств на рабочем месте», – на 82 листах. Краткая версия для работодателей (с картинками) занимает восемь страниц. Сексуальными домогательствами предлагается считать случаи, когда сотрудник совершает поступки, перечисленные в рекомендациях: от шуток до прямой агрессии сексуального характера. То есть объективно описать, что такое сексуальное домогательство, практически невозможно, – очень много субъективного.

Так что, с одной стороны, обвинить в «домогательствах» можно кого угодно вне зависимости от прошедшего срока и от реальных действий «обвиненного». Например, слишком пристально смотрел на грудь «жертвы»! Задавал слишком настойчивые вопросы о личной жизни. С другой стороны, кроме небольшой бури в стакане воды подобное «обвинение» ничего не несет. Как обвинение России во вмешательстве в американские выборы.

Как же быть с Ассанжем и Вайнштейном? В связи с отсутствием в подавляющем числе стран «английского права» сроков давности по сексуальным преступлениям Харви Вайнштейн был обвинен и осужден в полном соответствии с широчайшими нормами американского уголовного закона за изнасилования и другие «чисто уголовные» преступления. Правда, определенные положения уголовного закона были для этого сильно погнуты и перекручены, поскольку он был уже объявлен демократическими СМИ «полностью виновным» и присяжные буквально каждое слово жертв, «подвергшихся надругательствам» два десятка лет назад, воспринимали как непреложную истину.

Ситуация с Джулианом Ассанжем, благодаря которой он уже как бы «отсидел» семь лет в эквадорском посольстве, куда изощреннее. По сути, был создан широко обсуждающийся маститыми теоретиками прецедент: считать ли изнасилованием совершение полового акта с порванным презервативом, если согласие было дано только на акт с целым?

Таким образом, часто под очень «бесконечно расширенным» понятием «сексуальные домогательства» понимают самые традиционные преступления «против половой неприкосновенности», такие, например, как изнасилование. Которое должно расследоваться с полным соблюдением прав обвиняемого, главное из которых презумпция невиновности. То есть пока в суде не доказано противоположное, человек невиновен, кто бы ни заявил, что «он хватал нас за коленки, затаскивал в угол и хриплым шепотом делал нескромные предложения». И очень многих, в том числе и феминисток, такая ситуация не очень устраивает. Попробуй докажи «вне разумного сомнения», что кто-то кого-то пытался изнасиловать лет 10 назад. 

В российском Уголовном кодексе есть две статьи, примыкающие к условной проблеме домогательства: «Понуждение к действиям сексуального характера» (cт. 133) и «Развратные действия» (ст. 135). В уголовном праве Великобритании различных составов «половых преступлений» приблизительно 50, буквально на все случаи современной половой жизни. Например, понятие sexual assault покрывает практически любое принуждение к сексуальным действиям против желания, а также практически любые касания, совершенные с сексуальными целями. Даже если лицо совершило известный акт в чайную чашку, а потом подало ее объекту домогательства (Archbold Review, 28 February 2020, c. 4). Вот еще пример английского уголовного закона в «сексуальной сфере»: мужчина обиделся на бойфренда дочери (он ее бросил), создал профиль горячей красотки в соцсети и уговорил обидчика мастурбировать на веб-камеру (R v Devonald [2008] EWCA Crim 527). И был осужден за «секс без согласия».

Россиян от обвинений в сексуальных преступлениях защищает не только леность правоохранительных органов и ограниченность российских «сексуально-половых» законов, но и «срок давности». Не будь его, сотнями сидели бы уже секретари обкомов, райкомов и проч., давно уже находящиеся на заслуженных пенсиях, а тысячи бывших помощниц, секретарш, делопроизводительниц и уборщиц готовили бы новые обвинения.

Красная линия, отделяющая реальные домогательства от мало связанных с ними вещей, проходит вовсе не там, где многие ожидают. Законодательно не оформленное, но более-менее используемое понятие сексуального домогательства связывает его прежде всего с рабочим местом. Достаточно взять американские или английские рекомендации по противодействию «харассменту». Само понятие «сексуальное домогательство» возникло в законодательстве США Civil Rights Act of 1964 в контексте обеспечения равенства трудовых прав. В 1994 г. Верховный суд США указал, что поведение лица может считаться «сексуальными домогательствами» и нарушениями гражданских прав, если оно создает «жестокую и невыносимую» атмосферу на рабочем месте. «Нежелательное сексуальное поведение» перерастает в «сексуальное домогательство» согласно американскому законодательству, когда «подчинение такому поведению является явно или скрыто условием работы» (Code of Federal Regulation. 29 C.F.R. para 1601.11 (a) (1), (2), (3). Директива Евросоюза 2002/73/EC, касающаяся «сексуальных домогательств», также направлена на обеспечение равных трудовых прав мужчины и женщины.

Из тех же свежих британских рекомендаций видно, что основная фигура в вопросе, кто должен препятствовать домогательствам на рабочем месте и кто виноват в случае чего, – работодатель. Он должен написать и утвердить рекомендации с учетом особенностей своей организации (воинская часть сильно отличается от педагогического института), он должен провести обучение и тренинги сотрудников, он должен проверить, как они усвоили материал, он должен мониторить риски и работать с ними, он же должен обеспечить возможность сотрудникам безбоязненно информировать о случаях «домогательств», а также обеспечивать защиту «информаторов». А если случилось, что один из директоров уронил конфетку секретарше в вырез платья, а потом вынул, то и отвечать за это собственным кошельком. Не обеспечил условий для предотвращения возникновения атмосферы домогательств в офисе – тогда по полной. А виновник – это дело десятое, кто же на сотрудников полагается.

С изложенной точки зрения громкие дела о домогательствах выглядят по-иному, чем в СМИ. Не профессор, спавший за зачет со студенткой, виноват, а руководство весьма уважаемого университета: не предупредило профессора, не создало ситуацию, препятствующую буйству его либидо. И не конкретный главный редактор радиостанции виноват, а совет директоров, раз не предугадал.

Одним словом, прежде чем кого-то наказывать и откровенно шельмовать, надо хотя бы как-то разобраться в предмете, изучить матчасть и передовой опыт.