Что значит приговор Харви Вайнштейну

Суровый приговор продюсеру – сигнал, что проблема домогательств воспринимается максимально серьезно, но не в нашей стране
Показательный, фактически пожизненный приговор кинопродюсеру Харви Вайнштейну за домогательства к актрисам по частично подтвердившимся обвинениям выглядит предсказуемым /Reuters

Показательный, фактически пожизненный приговор кинопродюсеру Харви Вайнштейну за домогательства к актрисам по частично подтвердившимся обвинениям выглядит предсказуемым, но многими воспринимается как конъюнктурный и чрезмерно суровый, в том числе в России, где проблему харассмента далеко не все воспринимают всерьез.

11 марта суд Манхэттена в Нью-Йорке, основываясь на вердикте жюри присяжных, признавших 67-летнего Вайнштейна виновным в сексуальном насилии над двумя женщинами, приговорил его к 23 годам лишения свободы (обвинение просило 29). По наиболее тяжкому обвинению: в сексуальном насилии при отягчающих обстоятельствах Вайнштейна оправдали.

Суровость приговора вызвана не только тем, что среди заявивших о домогательствах продюсера было немало актрис первой величины, в том числе Анджелина Джоли, Ума Турман и Гвинет Пэлтроу. Вердикт присяжных отражает резкое неприятие американским обществом, которое они представляют, любых – физических и психологических – посягательств на неприкосновенность и достоинство другого человека вне зависимости от его пола, тем более в виде склонения или принуждения к сексу с помощью своего статуса и служебного положения. По данным Gallup, в США доля женщин, считающих харассмент важной проблемой, выросла с 1998 г. (история президента Билла Клинтона и практикантки Моники Левински в Овальном кабинете Белого дома) до 2019 г. с 55 до 70%, мужчин – с 45 до 53%.

Дело Вайнштейна вызвало волну обвинений знаменитостей, в частности режиссера Романа Полански и футболиста Криштиану Роналду, в сексуальном насилии и домогательствах. Не исключено, что часть из них надуманны, а вспомнившие о таких эпизодах спустя годы не всегда бескорыстны. Но это в любом случае важный момент истории: движение #MeToo, участницы (и участники) которого рассказывали о пережитом насилии, во многом изменило общественное мнение, теперь признающее жертв домогательств потерпевшими, а не виновными в случившемся с ними.

Иная ситуация в России, где проблема домогательств замалчивается или вовсе игнорируется, а жертв харассмента называют «провокаторами». Располагающие хоть какой-то властью люди – от рядового начальства до депутатов Госдумы – могут чувствовать себя в безопасности, зная, что наказание им не грозит. Да и большая часть российского общества, по данным ФОМа, считает, что в домогательствах виноваты обе стороны, а не только искатель утех. Ситуация меняется медленно: Генпрокуратура потребовала переквалифицировать дело сестер Хачатурян, убивших издевавшегося над ними отца, с убийства на превышение пределов самообороны. А действия сестер оправдывают 47% женщин и 33% мужчин, опрошенных «Левада-центром», не согласны с ними 29 и 31% соответственно.