Победа или рай

Демонстративно противоправной реакции полицейских на адвоката нет оправдания
apologia / Telegram

«Победа или рай» – такой девиз выбрала для своей защиты Диана Ципинова, адвокат из Кабардино-Балкарии. Она вместе с двумя другими женщинами-адвокатами боролась с полицейским произволом, добиваясь доступа в отдел полиции к своему доверителю – тоже адвокату, задержанному в связи с профессиональной деятельностью. В ответ на честное и бескомпромиссное исполнение профессионального долга Диана подверглась агрессивному нападению целой толпы мужчин –  полицейских офицеров, почему-то всей дружной командой находившихся заполночь на службе. Они не погнушались не только применением к Диане физической силы, но и гадкими, позорными для мужчин-офицеров угрозами, продержали ее несколько часов фактически под стражей и в двойных наручниках. Отобрали телефон и удалили сделанную ею видеозапись того, что творили (не догадываясь, что запись осталась в «облаке»). А потом обвинили Диану в применении насилия к «представителю власти» – самому дерзкому из нападавших и оскорблявших ее. Потому что не сбежала, не встала перед ними на колени, а посмела дать отпор. И конечно, для маскировки того, что сами же с ней учинили.

Диана была задержана, следствие ходатайствовало о ее аресте. Суд на арест не решился, заняв традиционно гибридную позицию. Он признал «обоснованность» придуманного подозрения, превращающего злодеев в жертвы, и установил Диане такие запреты и ограничения, которые не позволяют ей работать и нормально жить. Но «потерпевшему» полицейскому вместе с прокурором этого мало: они обжаловали решение суда и требуют отправки Дианы в тюремную камеру.

Сейчас в местном подразделении Следственного комитета идет следствие в отношении Дианы. Люди, которые его ведут и контролируют, – члены того же локального сообщества силовиков, что и полицейские, напавшие на Диану и ее коллег, а потом назначенные «потерпевшими». Что это значит, тем более на Кавказе, объяснять излишне. Федеральный Следственный комитет заявил, что его председатель Александр Бастрыкин взял дело на контроль и поручил объективно во всем разобраться, однако пока признаков объективности в ведении следствия не наблюдается. Никакого решения по заявлениям адвокатов о должностном преступлении, совершенном в отношении них этими полицейскими, не принято. В отношении же Дианы подозрение переросло в официальное обвинение, абсурдное и откровенно лживое. Министр внутренних дел Владимир Колокольцев на возмущенное обращение президента Федеральной палаты адвокатов Юрия Пилипенко не отвечает. Никто из подчиненных министра в отставку не отправлен и от должностей не отстранен даже на время проверки.

Фактов недопуска адвокатов к доверителям, воспрепятствования профессиональной адвокатской деятельности другими способами, в том числе с применением физической силы и уголовной репрессии, становится все больше. Постепенно они приобретают характер некой обыденности, «банальности зла». Адвокатская корпорация не первый год этим возмущается, требует прекращения беззакония и произвола, введения уголовной ответственности за такие действия (сейчас она никаким законом не установлена), восстановления реального равноправия защиты с обвинением. Народ и власти безмолвствуют, а силовики с помощью своих лоббистов блокируют все попытки призвать их на законодательном уровне к ответу и порядку. И протаскивают новую версию закона о полиции, концепция которой – вседозволенность и безответственность.

История с нападением на адвоката Диану Ципинову и последующим ее уголовным преследованием – вопиющая. Она лишена полутонов и не допускает никакой двоякой оценки. Демонстративно противоправная и столь же аморальная реакция полицейских на профессионально грамотные и принципиальные действия адвоката, к тому же молодой хрупкой женщины, – это незамутненное абсолютное зло. Такому поведению нет никаких оправданий и не может быть никогда. Поэтому и стала эта история точкой кипения для всего адвокатского сообщества. Адвокаты, по своей профессиональной природе не склонные к эпатажным выпадам, уже выходили в одиночные пикеты (тоже незаконно пресеченные полицией). Всерьез обсуждается тема адвокатских забастовок и других протестных действий.

Общество же по-прежнему безмолвствует, а высоколобые политологи рассуждают о «цеховых интересах». Но на самом деле эта история буквально кричит о системной проблеме, далеко выходящей за пределы адвокатской корпорации.

Сейчас мы извлекаем уроки из войны с коронавирусом, унесшим тысячи жизней в стране и сотни тысяч в мире. В экстремальной ситуации люди ощутили на себе последствия тяжелых проблем в медицинской сфере. Далеко не последняя среди них – висящий над медиками дамоклов меч преследования за всё и не известно за что, искусственно подогреваемая силовиками подозрительность к ним. Это порождает в них профессиональную неуверенность, страх, связывает руки, выдавливает из профессии. Казалось бы, тоже «цеховая проблема». Но «вдруг» оказалось, что «цеховые» медицинские проблемы создают реальный риск прежде всего для жизни и здоровья пациентов, включая самых статусных, элитных и ресурсообеспеченных.

Для осознания этой простой истины понадобилось пережить нападение коронавируса. Что же сможет прервать сон разума и привести людей к пониманию, что каждого из них здесь и сейчас лишают эффективной профессиональной адвокатской помощи, причем в самых тяжелых жизненных ситуациях, когда она особенно остро необходима? И, значит, плохо от этого в первую очередь тем, кому такая помощь нужна, а уже во вторую – адвокатам, которым не дают выполнять свою работу. В условиях крушения права, бесконтрольности силовиков и покорности им судов под таким риском находится буквально любой человек в любой момент.

Диане я желаю только победы и верю в нее. Коллегам, принявшим на себя миссию ее защитников в уголовном деле, желаю справиться с заданной ею высотой планки. Такая защита такого доверителя, безусловно, профессиональный и этический экзамен, в ней нет места ни единой фальшивой ноте.

Наверное, бесполезно взывать и к разуму группы «потерпевших», и всех им подобных: они уверовали в свою избранность и идут по жизни как хозяева – зачем им тогда разум и честь? Но инстинкт самосохранения должен же быть и у них: вокруг полно примеров, как в один самый неожиданный миг не остается и следа не только от районного полковничьего, но и от федерального генеральского статуса, а центр жизненных интересов перемещается из начальственного кабинета и дома с башнями в душную камеру сизо. К кому вы тогда за защитой пойдете, хозяева жизни? И что скажете своим уже бывшим соратникам, которые не будут пускать к вам адвоката и будут всячески мешать ему вас защищать, как это сейчас делаете вы с другими?

Уверен: рай Диану подождет. У нее все впереди и много дел на земле. И это здорово, что в адвокатском сообществе есть она и такие, как она, – молодые, умные, профессиональные, мужественные и в отличие от зарвавшихся «правохоронителей» точно знающие, что такое хорошо и что такое плохо.

Автор — адвокат, партнер Коллегии адвокатов Pen & Paper, вице-президент Адвокатской палаты Москвы, заместитель председателя комиссии Федеральной палаты адвокатов