Новый курс для России

Нужно срочно заняться созданием современной цифровой инфраструктуры
Денис Абрамов / для Ведомостей

Беспрецедентные негативные кризисные явления в мировой экономике заставляют обращаться к историческому опыту восстановления хозяйства после кризиса. Одним из самых известных примеров решительного изменения экономической политики в момент макроэкономической катастрофы стал подход президента Франклина Делано Рузвельта. Для преодоления последствий Великой депрессии он предложил Новый курс. Ключевым его элементом стало создание за счет государства наиболее важных элементов новой современной инфраструктуры – в надежде стимулировать деловую активность и общий экономический рост. Такая политика помогала решить и некоторые острые социальные проблемы – общественные работы в виде строительства дорог и мостов давали работу миллионам американцев, лишившихся доходов. Как показала практика, новая современная инфраструктура оказалась одним из важнейших преимуществ американской экономики на десятилетия вперед и обеспечила ее конкурентоспособность в послевоенный период вплоть до 1960-х гг.

Призывы инвестировать в инфраструктуру и тем самым запустить такие отрасли, как строительство, металлургия, машиностроение, можно услышать и сейчас. Потратить средства резервных фондов и фонда национального благосостояния на инфраструктурные проекты предлагали в этом году и первый зампред правительства Андрей Белоусов, и депутаты Госдумы. Гендиректор РФПИ Кирилл Дмитриев даже анонсировал в Давосе план создания специального инфраструктурного фонда размером 600 млрд руб. В стране, которая отстает от большинства восточноевропейских соседей по уровню развития и качеству дорожной сети, не имеет ни одной по-настоящему скоростной железнодорожной магистрали и испытывает дефицит современных аэропортов в регионах, действительно есть еще большой потенциал для строительства базовой транспортной сети.

Но рецепт Рузвельта может оказаться устаревшим в XXI в. Пара месяцев вынужденной изоляции наглядно продемонстрировали, что важнейшим требованием современного бизнес-процесса является наличие надежной, высокоскоростной информационной инфраструктуры, которая способна сокращать расстояния куда более радикально, чем физическая сеть дорог.

Китай, который пострадал от нынешнего кризиса ничуть не меньше, а может быть, даже больше России, уже отреагировал на новый вызов времени. Российскому читателю может показаться это несколько экстравагантным, но в Китае лидером инновационного подхода выступает постоянный комитет политбюро центрального комитета китайской компартии. В марте председатель КНР Си Цзиньпин на заседании этого комитета объявил, что создание современной информационной инфраструктуры – сетей связи, систем сбора, хранения и анализа данных, развитие вычислительных мощностей – станет новым приоритетом экономической политики. Китайское руководство не обходит вниманием и традиционную инфраструктуру (скоростные железнодорожные магистрали, сеть зарядных станций для гибридов и электромобилей). Но инвестиционными приоритетами государства станут именно те проекты, которые прямо или косвенно могут быть отнесены к цифровому каркасу промышленности и транспорта. Только в сети пятого поколения связи (5G) Китай планирует вложить 200 млрд юаней, или примерно $29 млрд. Всего за восемь лет инвестиции в 5G составят 1,5 трлн юаней, или $215 млрд. И это вовсе не означает, что миллиарды долларов будут потрачены из центрального или региональных бюджетов. Китайские власти намерены стимулировать цифровую трансформацию общества за счет льготного режима налогообложения для тех, кто готов инвестировать в новую инфраструктуру, отказаться от обременительных платежей за использование радиочастотного спектра, содействие в размещении элементов инфраструктуры на тех объектах, которые находятся в собственности государства. 

Российское правительство неоднократно декларировало курс на цифровую экономику. После глобального финансового кризиса 2008 г. все заметнее звучат призывы принять радикальные меры и избавить российскую экономику и доходную часть федерального бюджета от опасной сырьевой зависимости. Может, хотя бы нынешний кризис станет поводом, чтобы на практике заняться цифровой трансформацией?

Очевидно, сейчас у правительства много неотложных проблем, начиная с экстренных мер по сохранению наиболее пострадавших отраслей экономики и заканчивая выполнением важнейших социальных обязательств в условиях резкого сокращения поступлений в бюджеты всех уровней. Тем не менее жизнь не останавливается, и в следующем году возобновятся инвестиционные программы федеральных и местных властей. Как это ни парадоксально, кризис дает уникальную возможность переосмыслить приоритеты и, возможно, внести коррективы в характер инфраструктурных инвестиций. 

Это относится не только к программам общероссийского значения, таких как расчистка частот для сотовых сетей пятого поколения. Нет сомнения, что в 2021 или 2022 г. возобновятся региональные и муниципальные проекты модернизации городского пространства. Даже на местном уровне власти могли бы внести огромный вклад в дело цифровой трансформации экономики и вообще жизненного пространства граждан. Муниципалитеты могли бы частично взять на себя расходы на создание самых дорогих элементов инфраструктуры: канализации для прокладки волоконно-оптических магистралей и силовых линий, умных колодцев, где можно аккуратно разместить оборудование, объектов так называемой уличной мебели, пригодных для размещения тысяч новых точек широкополосного беспроводного доступа. Нет сомнения, что это очень незначительно изменит стоимость комплексного благоустройства улиц, которые все равно перекапывают под новые коммуникации. Но такая системная работа поможет накопить критическую массу новой доступной цифровой инфраструктуры на десятилетия вперед. 

Автор — управляющий партнер AC&M Consulting