Политика ФАС сдерживает рост цифрового рынка

Выбранная модель антитраста ограничивает инвестиции в IТ-бизнес
Евгений Разумный / Ведомости

Правительство обсуждает меры поддержки IТ-отрасли и технологических компаний. Президент призывает создавать в России «конкурентные условия для работы IТ-специалистов, чтобы они реализовывали свой творческий и предпринимательский потенциал именно здесь, дома, у нас в стране».

На мой взгляд, недостаточно трактовать меры поддержки исключительно как получение налоговых льгот или защиту от банкротства. Осмысленная экономическая политика выражается в том числе и через невмешательство в отрасль, и в создании привлекательных условий для работы инвесторов и компаний. Под решение таких задач необходимо адаптировать и регулирование информационно-технологического сектора.

Недавний случай на рынке заказа такси (сделка «Яндекс.Такси» – «Везет») показал, что ФАС России пока идет по пути оценки ситуации «в моменте», не принимая во внимание особенность развития цифровых рынков.

Уже больше двух лет длится важнейшая дискуссия с ФАС России о разных взглядах на регулирование цифровых платформ в связи с так называемым пятым цифровым пакетом. Через новое определение доминирования и сетевых эффектов ФАС России стремится регулировать цифровые индустрии, которые благополучно сформировались без его участия и играют все более значимую роль в современной экономике.

Разумеется, такая позиция регулятора вызывает обеспокоенность у венчурных инвесторов. Для нас это выглядит как борьба за выбор модели антитраста – условно американской, китайской или европейской. И ФАС по инерции индустриальной экономики тяготеет к европейскому ограничительному формату. Замечу, что при этом Европа не дала миру ни «Яндекса», ни «Озона», ни «Везет». Кстати, и среди мировых технологических лидеров (Apple, Amazon, Google, Alibaba, DiDi, YouTube, Facebook, Uber) европейских имен нет, что является отчасти следствием слишком жесткой антитрастовой политики.

Несомненно, конкуренция необходима – она двигатель развития экономики и инноваций. Ключ в том, как определять границы рынков для конкуренции и учитывать постоянные изменения на них.

В мире многие малые и средние цифровые компании изначально развивают и внедряют новые технологии для последующей продажи крупному игроку. Последние, в свою очередь, внедряют эти инновации на мировом рынке, конкурируя с другими глобальными сервисами. В России у ФАС при одобрении сделки нет запрета на согласование конкретной доли, однако, как показывает практика, регулятору проще ограничить рост цифровой компании, когда доля, по его мнению, составляет 35% рынка, и отказать, когда она достигает 50% рынка. При таком ограничительном подходе к росту IТ-компаний частные инвестиции в развитие цифровых платформ попросту небезопасны, что, наоборот, ослабляет конкурентоспособность России. У мировых технологических лидеров доля на домашних рынках – от 50 до 92%, и именно это позволяет им развиваться и конкурировать на глобальном рынке.

Цифровые рынки не ограничены государственными границами. Только США и Китай в силу размеров своих внутренних рынков могут позволить себе, если захотят, полностью закрыться от глобальных платформ. Все остальные, если закроются, вынуждены будут довольствоваться собственными небольшими сервисами с их ограниченным качеством. Как это и происходит в Европе, которая выбрала ограничительную антитрастовую модель.

Поэтому почти все цифровые рынки мира сегодня открыты, и по факту на них соревнуются крупные американские и китайские игроки. Это приносит существенные экономические потери для стран, у которых нет своих локальных лидеров. Россия – одна из немногих, где местные компании пока на равных соревнуются с глобальными игроками почти во всех значимых цифровых сферах. Однако без возможности дальнейшего роста на локальном рынке национальные цифровые игроки не смогут конкурировать с международными гигантами.

По своей природе цифровые рынки высококонцентированы: на каждом из них формируется один лидер (занимающий 60–70% доли) и еще один крупный второй игрок (с долей рынка 25–30%), а длинный хвост претендентов выживает как небольшие нишевые игроки. При этом в разных сферах цифрового рынка (в социальных сетях, поиске, финансовых технологиях, электронной коммерции и т. д.) могут лидировать разные фирмы. Такая, по сути, дуопольная система не только не сдерживает конкуренцию, а, напротив, постоянно поддерживает ее: если лидер опоздал с инновациями, первое место стремительно перейдет к конкуренту, так как из-за особенностей цифровых рынков произойдет быстрое перетекание аудитории.

Нынешняя борьба ФАС за то, чтобы не дать никому из местных игроков быстро занять лидирующую нишу, приведет лишь к тому, что она будет занята крупным глобальным игроком, у которого другой масштаб ресурсов. Рынок все равно будет дуопольным, и конкуренция все равно останется. Вопрос только в том, кто станет лидером на этом рынке и сколько это будет стоить.