Аналитика / Республика
Статья опубликована в № 4028 от 04.03.2016 под заголовком: Республика: Антивыборы с человеческим лицом

Антивыборы с человеческим лицом

Изменение правил игры – ключевая привилегия власти
Максим Трудолюбов

Отправить в отставку Владимира Чурова и Леонида Ивлева и ввести в Центризбирком уважаемого человека – Эллу Памфилову – не полностью бессмысленная перестановка. Все-таки ЦИК – это институт, а институт даже внутри системы, которая выстраивается «под центр», может в какой-то обостренной ситуации сыграть заметную роль.

Для системы, которая не любит не то что автономии, а даже минимальных пересаживаний с места на место, перестановки в ЦИК – событие, которое будет внимательно изучено в регионах. Видимо, есть команда придать выборам более человечное лицо и сделать их тем самым более легитимными. Само это намерение уже есть интересная история. Чему еще захочется придать человеческое лицо?

А что может сделать лицо? Что оно может изменить? Не дать совершиться какому-то совсем уж вопиющему нарушению, зарегистрировать кандидата, которого не зарегистрировал бы предыдущий состав ЦИК? Но правила уже определены, и самые проблемные для системы кандидаты не подойдут к выборам даже близко. Что может сделать честный судья (представим, что ЦИК возглавит самый честный из всех честных судей), которому предлагают судить игру по нечестным правилам? И не просто по нечестным, а по постоянно меняющимся правилам.

Даже изнутри системы периодически раздаются призывы остановиться и не менять правила хотя бы несколько лет (в свое время такие идеи высказывали, например, госсовет Татарстана и даже правовое управление администрации президента). Но российские политические менеджеры до сегодняшнего дня продолжают лихорадочную работу над выборным законодательством – в последнее время они борются с наблюдателями, журналистами и агитационными кубами. А перед этим боролись практически со всеми сторонами избирательного процесса. Стабильность правил не самая сильная наша сторона. Со времен распада СССР выборы в России не проводились по одним и тем же правилам практически ни разу.

Изменение правил игры – ключевая привилегия власти. Судя по тому, что правила и законы переписываются непрерывно во всех областях политики и экономики, власть все еще продолжает процесс самоутверждения. Отказаться от этой привилегии, временно воздержаться от ее использования – значит выпустить власть из рук. Но придать этим непрерывно движущимся рукам честное уважаемое лицо тоже хочется.

В Венесуэле, например, сам Чавес превратил избирательную комиссию в избирательный совет, сделав его одной из ветвей власти (в Венесуэле их пять; есть еще республиканский совет по морали – на заметку интересующимся). Процедура соблюдается буквально с военной четкостью: армия отвечает за неприкосновенность электоральных станций, отсутствие вбросов и проч. Выборы полностью автоматизированы и, как говорят жители, процесс в целом не вызывает больших претензий. Вот смелость автократа – взять и создать в системе прямо-таки настоящий институт!

А пока этого нет, неизбежна старая игра, в которой участие в выборах со стороны по-настоящему независимых игроков имеет только один смысл: заставить систему обнажать приемы и максимально демонстрировать нечестность правил, провоцировать систему нарушать собственные правила.