Аналитика / Республика
Статья опубликована в № 4112 от 08.07.2016 под заголовком: Республика: Черный рынок свободы

Черный рынок свободы

Почему в России не боятся манипулировать политикой
Максим Трудолюбов

Российские политические руководители поставили перед собой удивительную задачу – провести выборы, которые дадут заданный результат, но при этом пройдут без фальсификаций. Можно ли решить такую задачу в принципе?

Хорошего решения вроде бы нет. Кажется, что одна цель противоречит другой – чистые выборы могут привести к непредсказуемому результату, а предсказуемый результат можно получить только на нечистых выборах. Но считается, что, назначив председателем Центризбиркома обладающую значительным авторитетом Эллу Памфилову вместо Владимира Чурова, Кремль демонстрирует, что стремится провести кампанию без фальсификаций. Понятно при этом, что годами менявшееся и подгонявшееся под задачи Кремля избирательное законодательство и правила игры в российские выборы, по сути, исключают допуск к ним нежелательных участников. Политолог Николай Петров формулирует это так: «Манипуляции – да, а фальсификации – нет». Наверное, этот подход более прогрессивен, чем «манипуляции да и фальсификации тоже да».

Это напоминает историю с белым и черным рынками. Если пытаться ограничивать торговлю каким-то товаром или фиксировать на него цены, то торговля и цены вырвутся на свободу. Возникнет дефицит на официально разрешенном рынке и свободное предложение на неофициальном. Если запрещать обмен валюты, то неизбежно образуются как минимум два курса – официальный и черный. Если устанавливать фиксированные цены на продукты, то энергичные и жадные люди найдут способ приторговывать этими продуктами. А дальше все уже зависит от решимости властей применять силу для удержания стихии под контролем.

Ключевое отличие нынешних российских руководителей от их коллег в Венесуэле или Нигерии в том, что власти этих нефтезависимых государств с большей охотой идут на манипулирование экономическими, чем политическими процессами. Бывшие до недавнего времени ограничения на обмен валюты в Нигерии и множество разных ограничений, до сих пор существующих в Венесуэле, ведут к дефицитам и кризисам. Между тем в политике в обеих этих странах конкурентность на недавних выборах была налицо.

Российские власти давно преодолели соблазны ручного управления валютными и товарными рынками: это слишком опасно. Между тем в политике манипулирование процессами опасным не считается. На экономических кризисах российские политики, видимо, выучили один урок, а на политических кризисах – противоположный.

Российские инженеры социальных процессов, видимо, уверены, что политическими процессами манипулировать безопаснее, чем экономическими. Черный рынок свободы, таким образом, не такой уж страшный, как черный рынок валюты.

Достаточно нежелательные идеи и лозунги уподобить наркотикам или терроризму. И кто же тогда будет против осуждения таких преступников? Так это уже и сделано. На это – т. е. криминализацию внесистемной политической деятельности – направлены законы «Об основах системы профилактики правонарушений», пакет Яровой и многие законы до них.

Исправленная версия. Первоначальный опубликованный вариант можно посмотреть в архиве «Ведомостей» (смарт-версия)