Статья опубликована в № 4362 от 13.07.2017 под заголовком: Наивная логика: Дряхлая коммуникация

Репрессии горизонтальных связей

Чем опасен интернет
Андрей Синицын

Трудно сказать, какие сознательные мотивы двигали Иосифом Сталиным при организации массовых репрессий. Но одним из важных системных эффектов репрессий было уничтожение горизонтальных связей, коммуникативных узлов. Армия, церковь, ученые, инженеры, деятели культуры, нацменьшинства, да и НКВД – в разных отраслях и сферах деятельности подвергались атаке в первую очередь люди, конечно, но с ними и информационные цепочки. Родные, друзья, сослуживцы, единоверцы – все, с кем нормальный человек общается без помощи и контроля власти.

Паранойя это или сознательное выстраивание общества без горизонтальных связей, но подобная политика характерна для любой авторитарной власти. Посмотрите, например, на сегодняшние массовые зачистки оппозиции и прессы в Турции. Для нынешней России это тоже характерно.

Антон Носик в интервью исследовательскому центру «Платформа» (опубликовано после смерти Носика журналом Forbes) так реконструирует логику власти в отношении рунета: «Главный вектор такой: «Интернет мешает как таковой» <...> Решение проблемы – запретить «В контакте», Mail.ru, «Одноклассников». Под запрет попадает сам факт, что люди между собой самостоятельно общаются. Ну, чтобы было как в Советском Союзе <...>». Это не откровение, но это точно.

Можно предположить, что послесталинская советская действительность была в этом смысле малоопасной для власти (хотя репрессии ослабли) – поведение людей было серьезно переформатировано; репрессии и война практически ликвидировали старые горизонтальные связи и само представление о них, оставив только очень узкие круги общения. Даже дряхлым советским лидерам (к слову, если считать правление Владимира Путина непрерывным, в нынешнем году он должен опередить по сроку руководства страной Леонида Брежнева) это ничем не угрожало. Но СССР от дряхлости развалился, и трудно оценить, какую роль в этом дряхлении сыграл дефицит горизонтальных связей. Философы говорят, что зависимость – это структура, а независимость – развитие структуры.

В новой России горизонтальные связи опять стали развиваться, а рунет стал и следствием, и новым инструментом этого развития, символом таких связей. И логично, что после забронзовения во власти (а также после того, как ему объяснили, что такое интернет) Путин стал этого бояться – чем больше ты хочешь сохраниться во власти вопреки правилам и приличиям, тем больше ты боишься переворота. А откуда переворот может взяться? От неконтролируемого общения других людей (в пределе – всех других). Стареешь к тому же, теряешь связь с реальностью. Оранжевые революции пугают, митинги пугают, простые люди пугают. На твоей паранойе играют фугу силовики.

Этот мотив превалирует в политике усиления контроля за интернетом. Хотя «слабовики» и играют сонату на страхе отстать от мира (чтобы не отстать, надо развивать интернет). Сегодняшняя ситуация сильно отличается от советской своей скоростью. Справиться с управлением сложнее.