Мнения / Аналитика / Конъюнктура
Статья опубликована в № 4390 от 22.08.2017 под заголовком: Конъюнктура: Улюкаев и День знаний

Улюкаев и День знаний

О чем может рассказать обвиняемый бывший министр
Прослушать этот материал
Идет загрузка. Подождите, пожалуйста
Поставить на паузу
Продолжить прослушивание
Константин Симонов

По иронии судьбы следующее заседание суда по делу бывшего министра экономического развития Алексея Улюкаева состоится 1 сентября. И мы действительно в ходе процесса можем получить очень интересные знания.

Мнение о том, что исполнительный директор «Роснефти» Игорь Сечин намерен окончательно утопить Улюкаева и поэтому придет в суд как свидетель, все же спорное. Улюкаев свою роль для Сечина уже сыграл. Скорее всего, арест Улюкаева был нужен, чтобы шокировать оппонентов главы «Роснефти» по вопросу продажи 19,5% акций «Роснефти». Именно этот сюжет в середине ноября был одним из основных в аппаратных играх. Арест действующего министра можно расценить как наглядную демонстрацию возможностей Сечина. Это сработало, и теперь Улюкаев главу «Роснефти» мало заботит. Другое дело, что Улюкаев не может просто так испариться и процесс как-то нужно завершать.

Если дать Улюкаеву уголовный срок, то наша политическая элита испугается по-настоящему. И так у нее много вопросов относительно того, что старые правила игры постепенно отменяются, а новые никто не формулирует. Выпустить Улюкаева на свободу через условный срок или амнистию – плохой сигнал населению. Согласно ВЦИОМу, более 70% россиян знают о процессе. Статья, по которой его обвиняют, довольно серьезная: минимальный срок – восемь лет. Убеждать население в реальности борьбы с коррупцией после таких решений будет сложновато. А наша власть все же социологична.

Улюкаеву на самом деле тоже вряд ли хочется рассказывать про Сечина. Но у бывшего министра есть шанс сесть по-настоящему, что вполне может толкать его к откровениям. Пока Улюкаев ограничивается общими намеками на то, что стал жертвой провокации. В пользу этого и правда есть аргументы. Если верить обвинению, министр попросил взятку уже после того, как «Башнефть» была приобретена «Роснефтью». Это странно – в таких делах обычно работает формула монтера Мечникова. Далее. Формально Улюкаев должен был согласовать продажу «Башнефти», это верно. Но если Сечин убедил Путина в нужном ему решении вопроса, Улюкаев тут уже ничего сделать не мог. И вымогать деньги за свою подпись в этом случае довольно смешно. Ну и сумма взятки странная – меньше одной десятой процента от размера сделки.

Однако есть и другие факты: Улюкаев сам пришел в офис «Роснефти» и лично сидел в машине, в багажнике которой лежали сумки с долларами. Выходит, что деньги он брал, пусть даже не за «Башнефть». Вряд ли Сечин занимал у Улюкаева 2 млн и тем вечером просто вернул долг. В любом случае в офисе «Роснефти» произошло что-то, о чем Улюкаеву не слишком приятно рассказывать. Однако, если экс-министр осознает реальность тюремного срока, у него не будет другого пути. Вот тут начнется самое интересное. Нельзя исключать, что Улюкаева подловили на действии, типичном для российских чиновников, но не слишком благовидном. Вот это нам и будет любопытно узнать. Такими рассказами Улюкаев сможет серьезно обогатить наши знания о том, как функционирует система госуправления в России.

Автор – генеральный директор Фонда национальной энергетической безопасности

Читать ещё
Preloader more