Мнения / Аналитика / Конъюнктура
Статья опубликована в № 4420 от 03.10.2017 под заголовком: Конъюнктура: Конкурентная геополитика

Государство не поспевает за конкуренцией госкомпаний

Координация действий на внешних рынках страдает
Прослушать этот материал
Идет загрузка. Подождите, пожалуйста
Поставить на паузу
Продолжить прослушивание
Константин Симонов

В конце второй декады сентября «Роснефть» сообщила о намерении принять участие в строительстве газопровода из Иракского Курдистана в Турцию. Споры госкомпаний друг с другом в целом новостью не являются, но одно дело – борьба концернов за либерализацию экспорта газа из России. И совсем другое – вывод газа из другой страны на рынок, где уже активно присутствует газ российский.

Не секрет, что «Газпром» долго боролся с появлением альтернативных поставщиков газа на юге Европы. Но он это делал не один, а при поддержке государственной машины. И небезуспешно – проект Nabucco был отменен, Транскаспийский газопровод так и не построен. Но остался проект TANAP-TAP на 16 млрд куб. м азербайджанского газа для Турции и ЕС. При этом и «Газпром» нес потери: не удалось реализовать «Южный поток», который пришлось трансформировать в «Турецкий поток». Но «Южный поток» явно был именно государственным проектом – за него боролся лично президент Владимир Путин. И если бы «Роснефть» захотела стать акционером Nabucco – это было бы очень странно. Теперь же нечто подобное происходит.

Есть одно хитрое объяснение. Возможно, что предложение «Роснефти» – как раз следствие новой российской внешней политики в регионе. Оно последовало за несколько дней до референдума в Курдистане, который очень сильно нервировал Турцию. И вроде как дает возможность получить рычаг давления на противоречивого соседа. Тогда мы имеем дело вовсе не с корпоративным эгоизмом и, возможно, никакого газопровода «Роснефть» строить не будет – проект носит характер эдакого промоушена курдской независимости, которой может и не быть.

С другой стороны, с курдами в итоге придется объясняться. Мы в последнее время довольно активно играем в геополитику в данном регионе – пытаемся принять участие в конфликте Катара и Саудовской Аравии, помирить конфликтующие стороны в Ливии, продолжаем военную операцию в Сирии, ссоримся-миримся с Турцией. Увы, не все решения производят впечатление продуманных на много ходов вперед. Так что очень бы хотелось не запутаться в тонких геополитических нюансах.

Примеров реальных столкновений госкомпаний на внешней арене по-прежнему много. Чтобы далеко не ходить, возьмем атомную станцию в той же Турции. Я давно уже спрашивал атомщиков, зачем мы инвестируем в «Аккую» в стране, которая активно потребляет российский газ. И еще задолго до сбитого турками самолета и сирийской кампании я слышал ответ: «Если не мы, то построят другие». После ноября 2014 г. проект АЭС был заморожен, однако никто наше место не занял, и мы сейчас строительство реанимируем. Но и «Турецкий поток» прокладываем. Как будто ставим на двух лошадей сразу.

Нет, сами госкомпании понять можно – более того, они ведут себя как нормальные участники рынка. Но вот государственную логику я вижу не всегда.-

Автор – генеральный директор Фонда национальной энергетической безопасности

Пока никто не прокомментировал этот материал. Вы можете стать первым и начать дискуссию.
Комментировать
Читать ещё
Preloader more