Мнения / Аналитика / Конъюнктура
Статья опубликована в № 4479 от 26.12.2017 под заголовком: К кому идет почтальон

Когда закончился аппаратный мир

Дело «Башнефти» и дело Улюкаева как два важнейших сигнала 2017 года
Прослушать этот материал
Идет загрузка. Подождите, пожалуйста
Поставить на паузу
Продолжить прослушивание
Константин Симонов

Под конец года завершились два судебных дела, которые возбуждали интерес всей российской элиты, а также тех, кто называет себя элитой, как заметил недавно Владимир Путин. Оба этих дела были из разряда, что называется, знаковых. И породили несколько принципиальных вопросов. Например, есть ли пределы экспансии Игоря Сечина и его союзников. Каковы будут правила игры в новом президентском сроке и выполняет ли Путин роль верховного арбитра и блюстителя межкланового баланса.

Интрига была и в деле Алексея Улюкаева, и в деле «Системы». Именно потому, что сам Путин либо долго хранил молчание (по делу Улюкаева), либо даже публично призывал к миру, признавая сам факт личного общения со всеми сторонами конфликта (в случае с «Системой»). Поэтому исход дела был не очевиден. Что резко отличает ситуацию от случая, скажем, Михаила Ходорковского. Там Путин свою позицию обозначил сразу и четко: «Истерику прошу прекратить». Владимира Евтушенкова же после отъема «Башнефти» выпустили из-под домашнего ареста, тут же позвали на встречу бизнеса с Путиным, на новогодний прием в Кремль, а потом Путин взял его с собой в поездку в Крым. Все это указывало на то, что вроде как Евтушенкова простили. Но последовала новая атака.

Сегодня «Роснефть» через свои коммуникационные ресурсы пытается продвинуть два простых тезиса: Евтушенков «Башнефть» получил незаконно и при этом активно «отжимал» компанию, за что и пострадал. Но мы помним, что, когда возникло желание получить ТНК-BP, за нее «Роснефти» пришлось заплатить, и очень немало. А ведь те же самые претензии можно было предъявить и ее бывшим владельцам. Однако бульдозерный стиль не применили. Варианта два. Либо Михаил Фридман обладает какими-то аргументами, против которых бессилен даже Сечин. Либо с той поры как раз поменяли правила игры. Но если так, то значительной части элиты впору начинать нервничать.

Внятный сигнал ей послали и через дело Улюкаева, который дважды умудрился стать своеобразным «почтальоном». Первый раз через него отправили послание, что в приватизацию «Роснефти» лезть не надо. Второй раз – что Сечин по-прежнему в силе и обладает колоссальным ресурсом, в том числе силовым. И сомневаться себе дороже.

Путин при этом не может не понимать, что вопросы адресуют и ему. Отсюда и эта история с примирением Сечина и Евтушенкова, где Путин сознательно показал себя миротворцем. Президент хочет, чтобы ситуация выглядела как сохранение баланса. Но так ли это? Да, Евтушенкову на выплату дадут кредит госструктуры, и я не удивлюсь, если условия будут любопытными. Однако оплачивать амбиции одного игрока в конечном счете все равно приходится.

Вот это элиту и беспокоит. И аппаратную, и деловую. Ведь того и гляди перейдут к саудовским технологиям, которые на самом деле восходят еще к Риму: дать разжиреть, а потом жирок в трудные времена срезать. А ведь есть еще внешнее давление – не случайно столько слухов ходит относительно подготовки в США так называемого кремлевского доклада. Там тоже можно попасть под раздачу. Так что аппаратного мира ждать нам явно не приходится.

Читать ещё
Preloader more