Мнения / Аналитика / Политический дневник
Статья опубликована в № 4480 от 27.12.2017 под заголовком: Не кандидат, но участник

Кандидат Навальный и политик Навальный

Юридически оказавшись вне рамок кампании, Навальный сохраняет рычаги влияния на ситуацию
Прослушать этот материал
Идет загрузка. Подождите, пожалуйста
Поставить на паузу
Продолжить прослушивание
Федор Крашенинников

То, что ЦИК не позволил Алексею Навальному стать кандидатом на выборах президента России, вовсе не значит, что политик потерял возможность в них активно участвовать. Юридически оказавшись вне рамок президентской кампании, Навальный сохраняет рычаги влияния на ситуацию в стране и даже получил некоторую фору: пока допущенные к выборам кандидаты и вся властная вертикаль будут исполнять предписанные законом ритуалы, он может сконцентрироваться на реализации уже объявленной стратегии – организации «забастовки избирателей», а говоря прямо – дискредитации запрограммированной победы на мартовских выборах действующего президента России.

Какие же рычаги влияния на ситуацию есть у Навального и почему вся критика призывов к активному бойкоту выборов с ссылками на прошлые ситуации не имеет смысла? Во-первых, у Навального, в отличие от большинства тех, кого ЦИК допустит к участию в выборах и кто назывался оппозицией раньше, есть реально существующие сторонники по всей России, они достаточно организованны и идеологически мотивированы. Неважно, какой процент от общего числа граждан России они составляют – важно, что в отличие от лояльного большинства они активны и готовы выходить на улицу в дождь и мороз, не боясь полиции, что неоднократно и происходило в 2017 г. Между тем история смены режимов в последние десятилетия неизменно демонстрирует: в критической для власти ситуации несколько сотен тысяч оппозиционеров на улицах могут оказаться важнее, чем десятки миллионов лоялистов у экранов телевизоров или на избирательных участках. Итак, у Навального есть проверенные предыдущей протестной и организационной активностью сторонники по всей России, которые готовы активно выступать против выборов и признания их итогов – никто из оппозиционных лидеров никогда не имел такого ресурса, а значит, не мог решить задачу организации бойкота.

Во-вторых, Навальному удалось создать автономную систему коммуникации и со своими сторонниками, и с обществом – речь прежде всего идет о его разветвленной системе медиа, опирающихся на социальные сети. Недооценивать мощь его медиахолдинга не стоит: практикой было доказано, что он может привлекать десятки миллионов зрителей, а это уже сопоставимо с охватом федеральных СМИ. Навальный создал альтернативную медиасреду, куда не проникает официозная пропаганда и которая, впервые за много лет, может ей противодействовать. Никогда ранее у оппозиции в России не было таких коммуникационных возможностей – и это тоже создает совершенно новую ситуацию, в том числе и вокруг президентских выборов и их итогов.

В-третьих, Навальному удалось создать работающую схему финансирования оппозиционной активности, которая даже в условиях жесткого прессинга власти продолжает действовать. Новые технологии с одной стороны позволяют получать финансовую поддержку от рядовых граждан – и власть не может справиться с потоком небольших частных пожертвований, с другой – создают возможности анонимно финансировать оппозицию для крупных доноров, не готовых выступать против власти публично. Противостоять государственной машине без ресурса невозможно, что и сводило на нет все прошлые попытки оппозиции действовать активно. Сейчас материальный ресурс у оппонентов действующей власти есть и это меняет ситуацию.

Но самое главное – выборы и так не пользуются особой популярностью среди населения, что видно по статистике посещения избирательных участков, особенно в крупных городах: в 2018 г. убедить человека не ходить на выборы будет гораздо проще, чем объяснить ему же, зачем в них участвовать.

Отделавшись от кандидата Навального, власти только усилили позиции политика Навального, избавив его от необходимости вести заведомо проигрышную в нынешних условиях избирательную кампанию. Неприятие выборов с предсказуемым исходом действительно не дает непосредственного политического эффекта, но это абсолютно выигрышная в моральном плане и потому весьма перспективная позиция для продолжения политической борьбы.

Читать ещё
Preloader more