Мнения / Аналитика / Политический дневник
Статья опубликована в № 4498 от 31.01.2018 под заголовком: Новый опыт противостояния

Куда ведет новый опыт противостояния России и США

«Кремлевский доклад» – это публичное обращение Запада к российской элите с призывом определиться с приоритетами
Прослушать этот материал
Идет загрузка. Подождите, пожалуйста
Поставить на паузу
Продолжить прослушивание
Федор Крашенинников

Во вторник был опубликован давно анонсируемый список близких к президенту России лиц, которые официально объявлены его окружением и потенциально могут оказаться под ударом новой волны санкций.

Состав списка, время его публикации, оговорки, что пока все упомянутые в нем персоны не подпадают под действие каких-либо официальных санкций, нельзя рассматривать иначе как публичное обращение лидеров Запада к российской элите через голову Владимира Путина с призывом определиться с тем, что для нее важнее – личное преуспевание в глобальном мире или лояльность несменяемому главе российского государства. Ситуация осложняется президентской кампанией в России: клясться в верности (или демонстративно уклоняться от этого) фигурантам списка придется без долгих раздумий и с осознанием всех возникающих рисков. Впрочем, здесь ожидать сенсаций едва ли приходится – все те, кто был готов поменять близость к российской власти на гарантии неприкосновенности своих вложений на Западе, уже давно находятся там.

Тем не менее мы видим начало новой фазы отношений России и Запада, которая едва ли предполагает скорую разрядку напряженности или хотя бы снижение градуса взаимных претензий. Нельзя сказать, что такое поведение США необъяснимо и спонтанно. Наша власть много лет твердила о попытках повлиять на политическую ситуацию в стране извне, бездоказательно обвиняя в финансировании любых оппозиционеров и акций протеста непосредственно американский госдепартамент. Похоже, именно такое специфическое представление о методах воздействия на политику привело к концепции, что если действовать на Западе так же, как госдепартамент якобы действует в России, то это приведет к дезорганизации тамошней жизни и позволит влиять на политический курс. В тактическом смысле финансирование всевозможных оппозиционных мейнстриму лидеров и движений действительно доставило лидерам Запада беспокойство. Возможно, предполагаемая активность в социальных сетях российских агентов влияния даже помогла Дональду Трампу получить несколько сотен тысяч лишних ретвитов и репостов и сколько-то голосов. Но в итоге вся эта деятельность привела не к смене курса, а лишь к консенсусу западных элит по безусловно критическому отношению к режиму в Москве.

Конечно, далеко не все в Европе и США такие уж ястребы, но даже самые умеренные и недовольные антипутинской политикой страны Запада вынуждены так или иначе поддерживать практические меры противодействия России. От Финляндии до Венгрии и от Германии до Испании – везде, хоть и под вздохи и сожаления о потерянной выгоде, но так или иначе поддерживается общая политика сдерживания и давления.

Публикация списка лиц, официально рассматриваемых как близких к Владимиру Путину, в разгар его избирательной кампании не оставляет сомнений: то, о чем так долго говорили по телевизору, в итоге сбылось, хоть и не в форме раздачи пресловутых печенек участникам уличных протестов. Запад, не скрываясь, пытается подвести российскую элиту к решению о необходимости смены президента или хотя бы проводимого им внешнеполитического курса. Конечно, в этой лобовой атаке можно увидеть и наивность, и даже отчаяние ее организаторов: верить, что испугавшиеся санкций высшие чиновники и олигархи пойдут на срочную организацию «дворцового переворота», могут только совсем уж наивные люди. Скорее наоборот, в ближайшей перспективе публикация списка сыграет на руку Путину и организаторам его кампании – они получили очевидное доказательство злонамеренности Запада и повод еще раз потребовать от всех попавших в список изъявлений полнейшей лояльности.

Но о том, что будет дальше, можно только гадать. В условиях такого жесткого и напряженного противостояния с Западом Россия никогда не жила. Аналогии с советским опытом противостояния неуместны и только добавляют тревожности – во-первых, у тогдашней элиты не было таких сильных и многообразных связей с внешним миром, а во-вторых – СССР в том противостоянии проиграл самым очевидным образом.

Автор — политолог, Екатеринбург

Читать ещё
Preloader more