Мнения / Аналитика / Медиа и реальность
Статья опубликована в № 4592 от 21.06.2018 под заголовком: Welcome to потемкинская деревня

Welcome to потемкинские деревни

На время чемпионата мы все стали лучше – но только на время
Прослушать этот материал
Идет загрузка. Подождите, пожалуйста
Поставить на паузу
Продолжить прослушивание
Илья Клишин

Извечный русский вопрос «Что станет говорить княгиня Марья Алексеевна?» сформулировал еще Александр Грибоедов. Роль «княгини» в масштабах всей нашей страны, как правило, выполняет собирательный Запад, но иногда и вообще любые иностранцы. Хоть Марокко, хоть Сенегал.

Потемкинские деревни, как сугубо отечественное явление, вошли в другие языки мира и даже использовались судами США в вердиктах как художественный оборот. Но возникли они именно тогда, когда императрица Екатерина II с большой иностранной делегацией поехали смотреть – все совпадения случайны – на недавно присоединенный Крым.

Сейчас, так вышло, мы всей страной участвуем в одной большой потемкинской деревне. Не только официальные лица и волонтеры, а вообще все. От либералов до ура-патриотов.

Мы делаем вид, что мы все улыбчивее, чем обычно, что мы приветливее к людям, что мы хотим помогать кому-то в метро и в кафе. Что мы хотим танцевать и веселиться на улицах, хотя отродясь такого у нас не было и сами мы сидели «под образами семьдесят лет в Рязани» грустные, куда там до карнавалов.

Мы делаем вид, что полиция у нас помогает людям и делает с ними смешные фотографии в метро, надевая по их просьбе сомбреро, хотя мы все знаем, что за любую шутку с сотрудником полиции у нас можно загреметь далеко и надолго: только недавно забрали «весельчака», подхватившего под мышки низкорослого полицейского все в том же метро.

Мы делаем вид, что у нас полиция вообще джентльменски настроена к людям и может не заметить у вас в руке кружку пива после победы вашей любимой команды. И нет никаких пыток, и нет никакого телефонного правосудия.

Мы делаем вид, что у нас кто угодно может ходить многотысячными шествиями с флагами по улицам, перекрывать проспекты хоть в Нижнем Новгороде, хоть в Саранске, скандировать и кричать, что хочется, греметь, трещать, гудеть в клаксоны. При этом мы все знаем, что в любое другое время на место шествия быстро приедет ОМОН с дубинками (а с недавних пор еще и некие люди в костюмах казаков с нагайками) и не позволит все это делать никому – пусть даже это будет 100 интеллигентных старшеклассников с флагами России. Особенно если это будут старшеклассники на самом деле.

Мы делаем вид, что наши границы всем открыты и мы всем рады. Хотя наши границы закрыты, и даже получить российскую визу сложно, а после серий дипломатических высылок и нам самим почти невозможно получить, скажем, американскую визу. Мы рады британским болельщикам, но наши отношения с Лондоном отвратительные. Да и со всем Западом. На месяц мы делаем вид, что не помним про санкции, про «новичок», про русских хакеров и проч. и проч. Мы даже делаем вид, что нас не накручивали все эти годы репортажами про загибающуюся под гнетом мигрантов Гейропу и двуличную Америку.

Сегодня мы хлебосольные хозяева, милости просим, гости дорогие, а завтра вы уйдете, мы проснемся с похмелья в прямом и переносном смысле. И выдохнем. Снова можно будет не улыбаться на улицах, никому не помогать, надо будет снова избегать полицейских и шарахаться как от огня от всех собраний людей на улице. И бояться иностранцев.

Но это все когда еще будет! А пока потемкинская деревня под названием «мундиаль» в самом разгаре. Занимайте места согласно купленным билетам. В этом иммерсивном спектакле участвуют 140 млн человек, включая вас и меня.

Автор — диджитал-директор RTVI

Читать ещё
Preloader more