Как созерцание стало политической моделью

Чемпионат мира привел к обнулению общественного и политического обсуждения
Наступило время вымученного созерцания

Российские публицисты и блогеры сломали сто копий в дискуссиях о том, каким же оно будет – будущее после чемпионата мира. Кто-то писал, что нас ждет почти что прекрасная Россия будущего, уже открывшаяся миру хотя бы наполовину и залечившая часть своих воинственных неврозов в духе «осажденной крепости». Кто-то вспоминал уроки Сочинской олимпиады и тревожно предрекал, что, мол, вот теперь-то начнутся репрессии и закручивание гаек, а то и, гляди, что похуже. Итак, чемпионат закончился. Что мы имеем в сухом остатке?

А имеем мы поразительнейшее обнуление любого общественного и тем более политического обсуждения в современной России. Все эти прогнозы – как либеральные, так и консервативные – откровенно говоря, ничего не стоят, потому что их авторы не могут залезть в голову к одному человеку, который принимает решения (в лучшем случае – к 25).

Вы видите часть этого материала
Подпишитесь, чтобы дочитать статью