Мнения / Аналитика / Гражданское общество
Статья опубликована в № 4622 от 02.08.2018 под заголовком: Кухонно-уличные протесты

Почему на митинги против повышения пенсионного возраста вышли тысячи, а не миллионы

Общество усвоило правила власти, которая отказывается реагировать на давление снизу
Илья Клишин

На минувших выходных в Москве, Петербурге и других городах по всей России прошли долгожданные протесты против пенсионной реформы (фальстарт активистов Алексея Навального во время чемпионата мира не в счет). Прошли они в два этапа и даже для удобства были разнесены календарно: в субботу протестовала системная оппозиция, прежде всего коммунисты, а в воскресенье – оппозиция внесистемная: либертарианцы, Навальный и проч.

Долгожданными эти протесты можно назвать потому, что их в равной степени, кажется, ждали и власть, и оппозиция. Выйдут не выйдут – политический саспенс! И что мы имеем в итоге? Вышло не очень много: в Москве у КПРФ, по данным «Белого счетчика», около 12 000 человек (по подсчетам самой КПРФ, до 100 000), у их конкурентов по теме – примерно вдвое меньше, а в остальных городах – в коридоре 1000–2000 человек.

Можно, конечно, заняться словесной и логической эквилибристикой, вспомнить, что до 2011 г. любой митинг в 1000 человек в Москве становился важной федеральной новостью и что Болотная и 100 000 на площади, дескать, несправедливо задрали планку для массовых мероприятий. Но мы не будем этого делать. Объективно для ситуации, когда подавляющее большинство жителей страны (чуть ли не больше того, что радовалось присоединению Крыма в 2014 г.) против повышения пенсионного возраста, это ничтожно малые цифры.

Так что случилось? И что это значит? Ведь ощущение, что против реформы почти все, не субъективное, его вот уже какую неделю подтверждают решительно все социологи – от лояльного ВЦИОМа до «Левада-центра», которому насильно присвоили статус «иностранного агента». Их опросы показывают, как в тартарары летят рейтинги Госдумы, «Единой России», правительства вообще и в особенности премьера Дмитрия Медведева. Даже тефлоновый обычно рейтинг президента припал на докрымский уровень.

Кто-то смотрит на полупустую улицу и делает выводы, что повторяется ситуация 2005 г. с протестами пенсионеров против монетизации льгот: побузят-побузят, а потом привыкнут и забудут, а рейтинги – дело наживное. Некоторые встревоженные публицисты делают из этого совсем мрачные выводы: мол, в Кремле внимательно следили, будут ли протесты, чтобы взвесить перспективы дальнейшего якобы закручивания гаек и чуть ли даже не новой волны репрессий.

Обе оценки основаны на ложных предпосылках. Дело в том, что нынешняя российская власть много лет в принципе – и после выступлений за честные выборы в особенности – приучала граждан, что митинги ни в коем случае не способ решать проблемы. В неписаном кодексе правящей элиты сказано прямо: мы никогда не прогнемся под вашим давлением, просить можно, а требовать нельзя.

Поэтому нет никакого парадокса в том, что недовольные не ходят на эти митинги. То, что отмечают социологи, – это скорее кухонное недовольство в духе позднего СССР, только чуть посмелее. Это не просто крик в подушку, а реально нагнетаемый с каждым днем, с каждым новым решением и тревожной новостью пар, для выхода которого сейчас нет ни одного клапана. Такой пар довольно опасен, так как он может взорваться в какой-то момент.

Наиболее разумно для российской власти, если эти тенденции сохранятся, было бы контролируемо выпустить пар на ближайших парламентских выборах. Скажем, пустить внесистемную уличную оппозицию в Госдуму.

Автор - диджитал-директор RTVI

Читать ещё
Preloader more