Мнения / Аналитика / Республика
Статья опубликована в № 4658 от 21.09.2018 под заголовком: Стоп-машина

Как сломались выборы

Цена ассоциации с Владимиром Путиным, некогда высочайшая, падает
Прослушать этот материал
Идет загрузка. Подождите, пожалуйста
Поставить на паузу
Продолжить прослушивание
Максим Трудолюбов

Выборы неожиданно сломались. Благодаря непредвиденному развитию событий в Приморье между обкатанной процедурой и правдой жизни образовался зазор. В него можно заглянуть и увидеть растерянные лица кандидатов, местных начальников, глав избирательных комиссий, кураторов из Кремля.

Глядя из Москвы, Дальний Восток можно обвинить в неблагодарности. «Откуда в регионе, в который за последние годы ввалили такую прорву федеральных ресурсов <...> сдетонировало протестное голосование, – задается вопросом политтехнолог Алексей Чадаев. – Мосты. Аэропорт. Дороги. Университет. Порт. Новые производства. Оборонзаказ. Дальневосточный гектар, события мирового уровня и класса – саммиты АТЭС, ШОС, ВЭФ».

«Чадаев пытается выставить регион бедным, а это не так. Мы экономически активны, а все эти изменения – не для «микро», – возражает предприниматель из Владивостока Денис Дженжера. – Эффект мостов, дороги и аэропорта уже угас. Саммит прошел шесть лет назад. Население же не должно благодарить федеральное правительство вечно...» В Москве упускают, что протест вызвала не только пенсионная реформа. Важно и давление на экономически активных – НДС, налоги на самозанятых, претензии на наличные деньги ИП и т. д.

«В каком-то смысле весь край – это одни сплошные «приморские партизаны». В этих условиях бандиты, даже без погон, оказываются единственной организованной структурой, на которую центральная власть может хоть как-то опираться в коммуникациях с этой тотальной партизанщиной», – написал Чадаев. «Они уже давно «уважаемые бизнесмены». Обычная российская история, – описывает свою реакцию на это Дженжера. – Когда московские пишут о засилье криминала – это очень смешно. Выглядит примерно так же, как «желтая угроза».

Выборы сломались, и образовался зазор. Он позволяет заглянуть за спины инженеров, которые строили механизм и склонились теперь над поломавшейся деталью. И видна московская логика: посмотрите, сколько мы вам, партизанам и бандитам, дали, а вы не хотите добром принять присланного от нас смотрящего, чтобы как-то по понятиям поделить ресурс.

Представление о себе как о «единственных европейцах», возложивших на себя нелегкую цивилизаторскую миссию в полудикой беззаконной стране, удивительно прочно в государственной Москве. Но ее инженерно-технический подход к удержанию контроля над территорией, понимаемой как ресурс, который нужно поделить по понятиям, показывает, конечно, ее вполне неевропейский характер.

Но оказывается, люди из «не-Москвы» могут такой подход и не принять. И не потому, что все они партизаны, а потому, что они активные и самостоятельные. Но если худшие опасения оправдаются, в Москве все равно будут воспринимать историю в Приморье как бунт партизан. Так комфортнее, потому что это позволяет сохранить позицию цивилизатора, способного навести в дальнем медвежьем углу порядок.

Люди в ответ, конечно, не будут бунтовать – на это не похоже. Смеяться будут. И будет происходить – и уже происходит – падение в цене того главного ресурса, которым кураторы из Москвы заправляют свою нехитрую политическую машину. Это легитимность правления, данная благодаря ассоциации с именем Владимира Путина. Одна его капля может сделать кого-то губернатором, а кого-то миллиардером. То есть раньше могла. Если это ресурс, то у него неизбежно есть цена. И на нее, оказывается, могут влиять даже подконтрольные выборы.

Читать ещё
Preloader more